Внутренние источники. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (7-14 октября 2018 г.)

Внутренние источники. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (7-14 октября 2018 г.)
«Внешние факторы не будут помогать российскому рынку, рост возможен за счет внутренних источников», - процитировало агентство РИА «Новости» министра экономического развития России Максима Орешкина. С этим трудно не согласиться: в последнее время из-за границы к нам приходят, в основном, проблемы, а возможности для ускорения экономического роста нужно искать, прежде всего, у себя.

Вторая неделя октября ознаменовалась падением курсов акций на мировых биржах, утянувшим нефть сорта «брент» ниже отметки $80 за баррель. Пока сложно сказать, что это — просто небольшая понижательная коррекция или начало нового глобального кризиса, о котором в последнее время не предупреждал только ленивый. Так или иначе, обстановка за рубежом для российских металлургических компаний становится все более сложной.

Мировой банк и ВТО заявляют об ухудшении условий международной торговли и советуют готовиться к еще худшим временам. На рынке стали это выражается в введении новых ограничений — на прошлой неделе об установлении квот на импорт семи видов стальной продукции сообщило правительство Канады. Цены на прокат продолжают снижение, хотя пока еще они выше, чем во время предыдущей «ямы» в ноябре прошлого года.

Впрочем, основная проблема заключается даже не в протекционизме, а в недостаточном спросе на стальную продукцию. Турция, похоже, надолго выбита с рынка как покупатель, но стремится расширять продажи. США, Евросоюз, Индия стараются ограничить закупки и одновременно поддержать собственных производителей. Такие страны как ОАЭ, Вьетнам, Египет, Алжир в последние годы резко сократили импорт стали благодаря созданию собственных мощностей, а по некоторым позициям превратились в экспортеров. По такому же пути готовы пойти, например, Индонезия и Пакистан. Затраты на перевозки сейчас сравнительно невелики, так что никого не удивляет появление в Юго-Восточной Азии заготовки из Бразилии, Омана или Австралии.

Китайские металлурги реагируют на эту проблему, сокращая экспорт. За первые три квартала 2018 г. его объем составил 53,17 млн. т, на 10,8% меньше по сравнению с тем же периодом прошлого года и почти вдвое меньше, чем в рекордных 2015-2016 гг. Однако национальная сталелитейная промышленность сама переживает в последние годы радикальную перестройку.

Новости по теме

С одной стороны, она становится более современной, экологически чистой, ориентированной на выпуск более качественной стальной продукции. С другой, в Китае продолжает увеличиваться внутренний спрос. Правительство страны весьма серьезно относится к тем проблемам, что приносит торговая война со США. Но не проводит «менее конфронтационную политику» как советует, в общем-то, очень умный человек, глава Счетной палаты Алексей Кудрин, и не сетует на то, что усиливающиеся санкции могут сделать недостижимым выполнение национальных целей.

Интересно, что по данным китайской таможенной статистики, положительное сальдо в торговле со США достигло в сентябре рекордно высокого значения — более $34,1 млрд. за месяц. По китайскому рынку ходят слухи о том, что если американцы усилят давление, правительство КНР запустит крупномасштабную программу стимулирования экономического роста, подобную той, что была принята в конце 2008 г. с целью борьбы с последствиями глобального кризиса. А пока что китайцы помогают своему реальному сектору «по мелочи» - снижают там тарифы на электроэнергию, цены на бензин, ставку НДС... Вот недавно уменьшили норму резервирования для коммерческих банков, дав новый толчок кредитованию. И при этом, конечно, не забывают вкладывать огромные средства в строительство инфраструктуры.

Конечно, такая политика тоже сопряжена с немалыми проблемами, например, накоплением массива кредитов с сомнительными перспективами возврата. На одни сегменты национального рынка стали (в частности, листовой прокат) она действует слабее, чем на другие (сортовой прокат строительного назначения). Тем не менее, Китай вполне успешно противостоит внешним трудностям и активно задействует внутренние источники роста.

А как с этим обстоят дела у нас?! На российском рынке стали продолжается снижение цен на стальную продукцию. Менее стремительное, чем в сентябре, но вполне отчетливое. Причем пока не понятно, на какой отметке оно сменится стабилизацией. Пока что дистрибьюторы ждут от металлургических компаний пересмотра заводских котировок в сторону уменьшения по итогам текущего месяца и прогнозируют очередное удешевление проката и труб в ноябре.

Безусловно, негативные тенденции на российском рынке полностью соответствуют тому, что происходит с отечественной стальной продукцией за рубежом. Но у спада есть и внутренние причины. Прежде всего, это недостаточный спрос на споте. Стройка в этом году так и не вышла из депрессии, а приближающиеся холода скоро погрузят ее в зимнюю спячку. Инвестиционный процесс все сильнее сосредотачивается в крупном бизнесе и госкорпорациях, а малые и средние компании сворачивают активность.

Российское правительство недавно опубликовало программу действий до 2024 г. В ней, само собой, значится много чего интересного и вдохновляющего — борьба с бедностью, повышение качества жизни, улучшение демографии и инновационности, широкое внедрение информационных технологий в повседневную жизнь (пресловутая «цифровизация»), новые инфраструктурные проекты, расширение несырьевого экспорта и прочее.

Кое-что уже реально делается. Например, утвержден план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры, рассчитанный на 6,3 трлн. руб. инвестиций (из них 3 трлн. руб. частных) до 2024 г. Как сообщил на состоявшемся 10 октября заседании Президиума Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) министр Максим Орешкин, до конца текущего года новые конкретные планы будут приняты ко всем программам правительства. При этом за их выполнение вводится персональная ответственность на уровне вице-премьеров. Правительство обещает всячески поддерживать частные инвестиции и улучшать инвестиционный климат.

Однако на том же заседании Президиума РСПП пошел разговор и о том, что препятствует достижению заявленных целей и почему российская экономика до сих пор демонстрирует весьма анемичный рост. Здесь, увы, очень большую роль играют конкретные недостатки механизма государственного управления.

В частности, Алексей Кудрин говорил на этом собрании отнюдь не только о деструктивном влиянии наложенных на Россию вражеских санкций. По его словам, правительство действует слишком нерешительно. Структура бюджетных расходов принципиально не меняется, хотя выполнение национальных программ требует усиления по ключевым направлениям. Две трети критериев, по которым предполагается оценивать выполнение проектов, статистически не наблюдаемы.

Впрочем, Алексей Кудрин пообещал, что возглавляемая им Счетная палата самым серьезным образом включится в работу — будет проводить аудит достигнутых результатов, анализировать причины успехов и неудач, составлять предложения об улучшениях. Иными словами — выполнять функции стратегических консалтеров и, будем надеяться, не хуже, чем всякие «Мак-Кинси».

Об еще одной очень серьезной проблеме говорил Герман Зверев, председатель Комиссии по рыбному хозяйству и аквакультуре. Важной причиной замедления инвестиционной активности в российской экономике он назвал регуляторный хаос. Важные, затрагивающие целые отрасли решения сначала принимаются, а затем неожиданно и по неочевидным причинам полностью меняются, кардинально переделывая правила игры.

Такая непредсказуемость делает бессмысленными стратегические инвестиции, да и приспособление к новшествам не происходит безболезненно. Достаточно вспомнить, как лихорадит сейчас стройку из-за перехода с долевого на проектное строительство. Еще хуже, если изменения принимаются в интересах конкретных выгодоприобретателей.

Другая большая беда российской экономики - «креативная бухгалтерия» налоговых и фискальных органов. В стремлении наполнить государственную казну, от которой, кстати, по бюджетному правилу отсекается немалая часть доходов от нефтегазового экспорта, они усиливают нагрузку на бизнес до потери в нем инвестиционного интереса. Благое дело по выведению экономики из «тени» с подачи «силовиков» оборачивается серьезными неприятностями для компаний, решившихся «обелить» свою работу. Да и вообще, в российской правоприменительной практике почему-то крайне трудно проводится грань между откровенным мошенничеством и неумышленной ошибкой.

Из-за этого существующие инструменты по стимулированию инвестиций и поддержке новых проектов в значительной мере работают вхолостую, а заявленные цели и грандиозные планы так и остаются на бумаге. Как отметил, в частности, Герман Зверев, за последние четыре года на Дальнем Востоке было анонсировано более 730 проектов с совокупным объемом инвестиций в 9 трлн. руб. А реально реализуются на данный момент... меньше 60 на 300 млрд. Разница очень существенная.

При этом, надо отметить, что российская экономика, в принципе, работает не так уж и плохо. По крайней мере, строить заводы, атомные электростанции, дороги и мосты у нас очень хорошо умеют. И инфраструктурная программа до 2024 г., скорее всего, будет реализована полностью или почти полностью. А если власти еще и научатся хотя бы немного меньше мешать массовому бизнесу, это ж какой будет мощный внутренний источник для роста!

Другие материалы о российском и мировом рынке стали читайте в разделе «Аналитика».

Кроме того, ознакомиться с тенденциями развития российской и мировой металлургической отрасли, обсудить актуальные вопросы и встретиться с интересными людьми можно будет на конференции «Российский рынок металлов», которая состоится 12 ноября в Москве.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 513

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter