Кому нельзя быть слишком сильным. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (17-24 июля 2016 г.)

Кому нельзя быть слишком сильным. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (17-24 июля 2016 г.)
Основные события прошедшей недели происходили в области политики, спорта (вернее, той же политики, окончательно подмявшей под себя спорт), но только не экономики. Однако происходящие сейчас экономические процессы тоже, безусловно, заслуживают внимания.

Так, в России совершенно неожиданным и, на первый взгляд, неоправданным стало всеобщее выступление против, якобы, опасно укрепляющегося рубля, в котором приняли участие даже президент с премьер-министром, не говоря уже о других членах Кабинета, видных экономистах и финансистах. Вообще-то, первой реакцией на многочисленные заявления по этому поводу могло быть только недоумение. Ну, стоил доллар раньше 63-66 рублей, так слегка опустился до менее 63 руб. Ну и что?! Разница по сравнению с соотношением в 65 рублей за доллар, которое, по словам министра промышленности и торговли Дениса Мантурова, является оптимальным для экспортно ориентированной экономики, составляет всего 3%.

Да и говорить о том, что усилившийся на несколько процентов рубль так уж мешает отечественным экспортерам, а их конкурентоспособность на мировом рынке так уж сильно растет при ослаблении российской валюты, пожалуй, не следует. Во-первых, в российской промышленности, к сожалению, до сих пор существует весьма высокая зависимость от зарубежного оборудования, и слабый рубль является одним из главных препятствий на пути модернизации и обновления основных фондов. А, во-вторых, если верить премьер-министру Дмитрию Медведеву, правительство намерено поддерживать экспортный потенциал, в первую очередь, промышленности, а для промышленных товаров с высокой добавленной стоимостью цена отнюдь не является главным и даже важным фактором, определяющим уровень конкурентоспособности на мировом рынке. Намного большее значение имеют качество, надежность, послепродажная поддержка и т. д. Причем, для обеспечения высокого качества зачастую требуется передовое зарубежное оборудование — и смотри пункт первый.

Наконец, укрепление рубля, безусловно, рассматривается большинством российских граждан как положительный сигнал. Устойчивый рубль — это снижение инфляции, это прекращение постоянного роста цен, застрельщиком которого в последние два года выступают именно импортные товары, это повышение экономической стабильности.

Впрочем, весь сюр как раз и заключался в том, что никакого особенного усиления рубля в июле текущего года и не было. Разницу в пару-тройку процентов совершенно не заметили ни экспортеры, ни импортеры, ни широкая общественность. Вот если бы рубль поднялся хотя бы до 50-55 за доллар, тогда да, такой скачок курса оказал бы заметное воздействие на экономику! А так — обычные колебания, причем, по мнению ряда специалистов, вызванные чисто краткосрочными причинами. В начале второго полугодия компании нуждаются в рублевой наличности для выплаты налогов и дивидендов, вот и увеличили спрос на отечественную валюту.

По-видимому, дело заключалось все-таки не в размахе этих колебаний. И даже не в том, что рубль — впервые с ноября прошлого года (если не считать очень короткого скачка в середине июня) поднялся выше отметки 63 руб. за доллар, которая кем-то, возможно, была установлена в качестве «критической». Российская валюта, пройдя крайнюю точку спада в январе-феврале, с тех пор действительно укрепляется, между прочим, поднявшись за это время более чем на 20%. А тревожное положение в мировых финансах и околонулевые либо просто нулевые процентные ставки в Евросоюзе и США способствуют тому, что спекулятивный капитал в последнее время расширяет вложения в валюты и ценные бумаги развивающихся и новых рыночных стран. И если некоторые фонды скупают облигации Замбии или Украины, то рубль на их фоне вообще представляется чуть ли не эталоном надежности.

Но все это было бы даже неплохо, если бы не еще один аспект. Его озвучил, в частности, заместитель председателя правления Внешэкономбанка Андрей Клепач. По его словам, укрепление курса на 1 рубль по отношению к доллару приводит к снижению доходов бюджета на 160 млрд. руб в год. На самом деле, зависимость между валютным курсом и государственными поступлениями не такая прямая. Точнее, она становится таковой лишь при одном условии — стабильности или понижении мировых цен на нефть, которая пока что является крупнейшим наполнителем государственной казны.

Пока нефть, тоже пройдя крайнюю точку спада в январе-феврале, поднималась в цене, растущий рубль никого не беспокоил и, наоборот, рассматривался как сугубо положительное явление. Вообще, сильная девальвация национальной валюты еще более разрушительна для экономики, чем избыточное ее укрепление — смотри примеры Украины в 2014 году или Венесуэлы. Однако с нефтью в конце первого полугодия произошла большая проблема — она перестала дорожать. Биржевые котировки на сорт «брент», одно время превышавшие уровень $50 за баррель, снова опустились до $46-48. Вот теперь и именно теперь растущий рубль превратился в помеху для бюджета.

При этом, следует отметить, что российское правительство проводит в целом здоровую финансовую политику. В отличие от США и ЕС оно не пытается «надуть» финансовую систему «нарисованными» деньгами, в отличие от тех же США или Японии не пытается покрывать бюджетный дефицит за счет наращивания государственного долга и в отличие от Китая не решается поднимать реальный сектор за счет массовой раздачи кредитов, использование и возвратность которых в текущих российских условиях просто не удастся проконтролировать. Отечественные власти стараются, в основном, жить по средствам, и здесь лишние 160 млрд. доходов бюджета в год не могут быть лишними.

Год назад российские экономические стратеги уже наступили на грабли, сделав ставку на подорожание нефти во второй половине 2015 года. Сейчас они уже больше не хотят повторения этой ошибки. Как заявил министр энергетики Александр Новак, в текущем году стоимость нефти составит, в среднем, $40-50 за баррель, и есть риски, что она может провалиться ниже этого интервала. А при таких условиях доллар по 65 рублей — это, увы, печальная необходимость.

Что же такого нехорошего произошло за последнее время на мировом рынке нефти? Вроде бы, ничего катастрофического не случилось. Иран уже к маю нарастил добычу практически до «досанкционного» уровня. Чтобы дальше увеличивать производство, надо вкладывать в местную нефтянку очень серьезные деньги. Иранские источники оценивают потребность отрасли в инвестициях в $200 млрд. до 2021 года. Страны ОПЕК в июне, правда, увеличили поставки до рекордного уровня с августа 2008 года, но основной прирост пришелся на Нигерию и Ливию, где несколько поутихли военные действия. Но это ненадежные ресурсы. Сегодня там стреляют меньше, нефти качают больше. А завтра?!

По-настоящему серьезных негативных факторов на мировом рынке нефти два. Во-первых, нефтегазовые корпорации, в основном, поверили в то, что худшие времена на рынке позади. Мол, спрос и предложение должны сбалансироваться уже во второй половине 2016 года, цены пойдут вверх, а значит, можно снова увеличивать выпуск. Хотя, по оценкам экспертов, для возобновления инвестиций в нефтедобычу (за пределами ближневосточных стран с их минимальными издержками) нужно, чтобы баррель стоил не менее $50-60, ряд компаний запланировали рост капиталовложений, не дожидаясь этого момента. Даже в США добыча нефти, как ожидается, снова пойдет вверх с середины следующего года.

Во-вторых, что еще более печально, упали темпы роста потребления. Китай, похоже, завершил формирование стратегических нефтяных резервов, на заполнение которых по некоторым оценкам, уходили сотни тысяч баррелей в день, а реальные потребности там, скорее, сужаются из-за сложной ситуации в промышленности. Стагнирует спрос на энергоносители в США, где в этом году уменьшились объемы грузоперевозок, а люди стали меньше ездить. Европа, Япония, Корея давно в минусе. В Индии в мае вдруг обвалились продажи легковых автомобилей. И в довершении всего в мировой финансовой системе сохраняется риск острого кризиса, сравнимого по своим масштабам с 2008 годом.

Все это, безусловно, оказывает влияние и на состояние мирового рынка стали. На протяжении первой половины июля основным источником роста выступал Китай, но за последнюю неделю котировки на арматуру и горячекатаный прокат на Шанхайской фьючерсной бирже упали на 8-9%. Как выяснилось, национальные металлурги не снижают объемов выпуска, а реальный спрос со стороны промышленности и строительной отрасли оставляет желать много лучшего. Китайские компании в последние дни были вынуждены пойти на понижение экспортных котировок, и есть основания ожидать, что этот процесс захватит, как минимум, начало августа. И если ранее российские производители могли ставить вопрос о подъеме цен на горячекатаные рулоны и заготовку до китайского уровня, то теперь как бы им не начать их снижать!

В Турции, превратившейся на политической карте не просто в горячую, а в раскаленную точку, с точки зрения рынка стали существенных изменений, в то же время, не произошло. Местные металлургические компании быстро возобновили закупки металлолома, что способствовало его подорожанию. Внутренние котировки на арматуру немного прибавили, чтобы компенсировать ослабление национальной валюты. Спрос на полуфабрикаты в последнюю неделю, правда, был слабым, но, по крайней мере, удешевления этой продукции не произошло.

Основные риски для Турции имеют более долгосрочный характер. Нынешние беспрецедентные чистки в армии, правоохранительной и образовательной системе неизбежно заденут и бизнес, вопрос лишь, насколько сильно. Весьма серьезной проблемой для страны может стать и оскудение потоков иностранного капитала. Турция имеет хронически отрицательный платежный баланс и поэтому нуждается в постоянной денежной подпитке. Наконец, турецкая промышленность очень сильно зависит от экспорта в Европу, где дела в экономике тоже идут не блестяще. И пусть Brexit откладывается на неопределенный срок, все тамошние проблемы никуда не делись.

На российском рынке стали пока без существенных изменений. Арматура продолжает дешеветь и, очевидно, еще не достигла дна. Теперь свое слово должны сказать металлурги, объявив о ценах по июльским контрактам и дав ориентиры на август. Впрочем, наиболее вероятным видится продолжение спада и в следующем месяце. В строительной отрасли пока не видно никаких просветов, а в условиях вынужденно жесткой бюджетной политики и неблагоприятных процессов в мировой экономике и политике их и не будет. Листовой прокат сохраняет стабильность на споте, а металлургические компании стремятся избежать ценовых изменений и на первичном рынке. Однако ухудшение экспортной конъюнктуры, очевидно, будет весьма сильно тянуть вниз внутренние котировки.
Так или иначе, нас ждут впереди не самые простые времена — во всех смыслах. Однако надеяться и верить надо, прежде всего, в самих себя. В отличие от рубля, российская экономика и государство в целом должны быть сильными!

Текущие обзоры российского и мирового рынка стали читайте в рубрике Аналитика.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 463

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter