Д.Герасименко: ВМК «Красный Октябрь» работал и работать будет

Д.Герасименко: ВМК «Красный Октябрь» работал и работать будет

Как сказался на работе ВМК «Красный Октябрь» заочный арест главного акционера? Намерен ли он воплотить в жизнь инвестиционную программу, которая запущена на предприятии? Почему оказались невыполненными обещания о погашении зарплатных долгов сотрудников ВЗБТ? Как сложится судьба производственной площадки завода «Баррикады»? На эти и другие вопросы агентству V1.ru ответил контролирующий акционер ВМК «Красный Октябрь» Дмитрий Герасименко. Разговор состоялся накануне того, как Мосгорсуд признал законным заочный арест Дмитрия Герасименко, которого обвиняют в краже 65 миллионов долларов:

Мое сердце связано с комбинатом «Красный Октябрь», я собираюсь развивать его и дальше и делать все, чтобы это предприятие и дальше оставалось лидером производства спецсталей в России. Я неоднократно направлял следствию материалы о своей непричастности к растрате 65 миллионов долларов США: согласно материалам уголовного дела, растрата случилась с 2007 по 2009 год менеджментом ЗАО «Русспецсталь». Люди, занимающие руководящие позиции в ЗАО «Русспецсталь», известны не только следствию, но и жителям многих регионов России. Надеюсь, эта неприятная во вех смыслах история закончится для меня и моих сотрудников.

Дмитрий Петрович, сейчас решается вопрос о вашем заочном аресте в связи с делом о невозврате кредита банка ВТБ. Что сегодня беспокоит вас больше всего в этой связи?

Мы пообещали коллективу, что все обязательства по зарплате и все налоговые выплаты будут производится, как и раньше, четко и в полном объеме. Сегодня фонд оплаты труда на «Красном Октябре» приблизился к сумме в 200 миллионов рублей в месяц, и это деньги, которые завод реально вливает в экономику региона, потому что наши рабочие ходят в магазины, пользуются услугами бизнеса, платят квартплату. Кроме того, есть налоговая составляющая. Только одного налога на добавленную стоимость комбинат ежемесячно перечисляет порядка 100 миллионов рублей. Таких прочных позиций у комбината, пожалуй, не было за всю его столетнюю историю, и я буду делать все от меня зависящее, чтобы эти позиции удержать. Пока это удается.

В таком случае кому выгодно говорить о том, что у «Красного Октября» нет альтернативы?

Мне сложно понять, какую цель преследовали «желтые» газетенки и даже федеральные издания, которые сегодня нагнетают конфликт вокруг «Красного Октября», но завод работал и работать будет. Я вижу ситуацию как направленную попытку дискредитировать нынешний управленческий персонал комбината, не больше. Пока как результат мы ощутили столько сложности с формированием пакета заказов, но и они решаемы. Наши партнеры – предприниматели, которые имеют понятие о риске, поэтому в итоге мы находим взаимопонимание. Хотя вы помните, что деньги любят тишину, и негативный информационный фон оказывает определенное влияние на итоги работы предприятия.

Сегодня ситуация вокруг комбината развивается по спирали. В апреле схватили аж 10 человек, которых обвинили в воровстве кредита банка ВТБ. В итоге спохватились и всех отпустили. Смешно обвинять в многомиллионном воровстве того же Валерия Явецкого, который живет на первом этаже в скромной трехкомнатной квартире. Тогда же власть во всеуслышание заявила, что в Волгограде никаких претензий к менеджменту «Красного Октября» нет. Завод работает, платит вовремя зарплату и налоги. Прошел месяц, и появилось еще одно уголовное дело, теперь уже конкурсный управляющий Алексей Тарасов читает книжки в СИЗО. Психологически сложно смириться с тем, что власти допустили, чтобы человек, столько сделавший для завода, сегодня отвечал на какие-то нелепые обвинения в его адрес.

Вопреки логике исполнителя его уровня Тарасов сохранил коллектив завода, составлявший на момент начала банкротства ЗАО ВМЗ «Красный Октябрь» в 2012 году ни много ни мало 8 350 человек. Он инициировал перевод этих людей во вновь созданную структуру и добился того, что в виде выплат рабочие завода получили около полумиллиарда рублей. Это были компенсация отпусков, двухмесячные оклады при переводе – все эти деньги получили на руки люди, которые смогли вовремя заплатить кредиты, купить продукты и не думать о том, чем кормить людей завтра. Сегодня этот человек в СИЗО.

Не хочется думать, что это благодарность региона за сохраненные рабочие места. Наверное, об этом же думает и Тарасов, задавая себе вопрос, зачем он поступил по совести, а не закрыл завод как ВЗБТ и не выгнал людей на улицу. Получается, что никому нет дела до тех, кто грабил завод десятилетиями. А те, чья деятельность подробно отражена в многочисленных томах арбитражных процессов в деле о банкротстве «Красного Октября», находятся в СИЗО. И чем дальше развивается ситуация в этом ключе, тем очевиднее, что все происходящее может быть интересно только определенным преступным группировкам, заинтересованным в том, чтобы получить контроль над заводом.

Несмотря на всю поднятую шумиху, на весь этот негатив, завод продолжает работать в прежнем режиме, органы контроля функционируют, заказы пусть и с определенными сложностями, но мы набираем. И при этом нам начинают рассказывать сказки о том, что завтра на завод придет новая власть. Обещаю: никакая новая власть на завод не придет. Комбинат работал и будет работать, если конечно его сознательно не задушат разного рода проверками, которые обслуживает целый штат юристов «Красного Октября».

Сегодня волгоградцев беспокоит не столько ситуация с «Красным Октябрем», который продолжает работать, сколько проблемы на ВЗБТ, где вы еще несколько месяцев назад обещали погасить все долги по зарплате. Не дождавшись обещанных денег, люди вышли на улицы и требуют исполнить эти обещания. Что помешало это сделать?

Я не участвую в политических акциях и никак не могу комментировать митинги, происходящие в Волгограде и их подоплеку. Но я никогда не использовал людей для защиты своих финансовых интересов. На текущий момент мы контролируем долги ВЗБТ и большинством голосов предложили свою кандидатуру арбитражного управляющего. Если ее утвердят, то процедура банкротства будет пройдена в том режиме, как мы планировали это сделать ранее, а предприятие будет продано с торгов. Но при этом ситуация складывается так, что никаких действий, связанных с коммерческими рисками и дополнительной финансовой нагрузкой, отныне я и мои соратники нести не готовы. Найдутся люди, готовые купить этот актив, мы продадим его.

С чем связана такая категоричная перемена взглядов и коснется ли она только ВЗБТ?

К сожалению, эта позиция продиктована гораздо более сложной ситуацией с площадкой «Баррикады». Сегодня мы вынуждены признать, что спонсировали жесточайше убыточную площадку «Баррикад» в ущерб реализации инвестиционных планов на «Красном Октябре». Но теперь мы вынуждены отказаться от этого актива. Поясню: сегодня в Волгограде ведется гигантское уголовное дело по факту неправомерных действий определенных должностных лиц в рамках процедуры банкротства металлургического завода «Красный Октябрь». В рамках этого дела «нарисовали» ущерба на целых пять миллиардов рублей.

Суть обвинений, которые звучат в адрес моих бывших сотрудников в рамках этого дела, до банального проста: оказывается, придя на завод в 2011 году, я сразу же вступил с ними в преступный сговор, целью которого было приобретение имущества этого завода по заниженной стоимости. К примеру, гендиректора ЗАО «Торговый дом ВМЗ "Красный Октябрь"» Романа Модзгвришвили обвиняют в том, что имущество стоимостью 4,4 миллиарда рублей он помог мне приобрести за 440 миллионов рублей. Речь идет о металлургической части площадки «Баррикады», которую мы приобрели на торгах.

Напомню, они длились ни много ни мало – полтора года, но на тот момент этот актив не был интересен никому. Металлургическая часть завода «Баррикады» десять лет была в банкротстве. В 2008 году холдинг «Русспецсталь» выкупил имущество металлургической площадки «Баррикады» у приставов за сумму порядка 980 миллионов рублей. Тогда эта цифра ни у кого не вызвала удивления. За пять лет разрухи с 2008 по 2013 год имущество «Баррикад» превратилось в груду металлолома. На текущий момент я привел его в порядок, начинил заказами, которые получил у государственных компаний не как единственный поставщик, а отстоял в конкурентной борьбе, участвуя в тендерах и аукционах. Сегодня этот завод существует и работает благодаря тому, что в него вложены гигантские усилия наших сотрудников и, конечно, средства. С мнением следователя в этом вопросе мы категорически не согласны.

Если честно, то как инвестор я подустал от такого отношения и все чаще стал задавать себе вопрос: «Зачем вообще мне все это надо?». При среднемесячной выручке от реализации не более 150 миллионов рублей долг оборонного комплекса за уже выполненные для него заказы перевалил за миллиард. Мы до сих пор не получили оплату за некоторые заказы, выполненные еще в прошлом году. Об этом миллиардном долге мы рассказали главе большой комиссии, которую возглавлял представитель Дмитрия Рогозина, курирующего военно-промышленный комплекс. Мы не только рассказали ему, в каких сложнейших условиях выживает площадка, но и показали, что у нас только незавершённое производство на 2,5 миллиарда. По сути мы инвестировали в «Баррикады» всю прибыль металлургического комбината «Красный Октябрь». А в итоге оказалось, что поддержание жизнеспособности «Баррикад» никому не нужно.

Только в прошлом году мы потратили на реконструкцию площадки не менее пяти миллионов евро. Мы привезли туда новые современные технологии и сделали заказ оборудования еще на 7,5 миллионов евро. Ведь невозможно же было ждать, что завод воскреснет, работая на прессах 1916 года и станках 30-х годов прошлого века! В итоге нас же и обвиняют в воровстве, причем делают это на базе заявления, которое подано людьми, пять лет назад выставленными мною с завода. Примечательно, что заявление было написано в 2013 году, а сейчас следствие использует его по расследованию событий 2015 года.

Я неоднократно обращался в Минпромторг, Росатом, ОСК, ЦКБ «Титан» с просьбой выкупить эту площадку по минимальной стоимости. За три года обращений – ни одного ответа. Вместо того, чтоб привлечь государственного инвестора на этот объект, нас буквально вынудили вернуть «Баррикады» в конкурсную массу. Сейчас арбитражный управляющий «Баррикад» тоже находится в СИЗО. Как он будет оттуда управлять всем этим хозяйством, пока не решенный вопрос. Со своей стороны я напомню, что за время, пока «Баррикады» находились под нашим управлением, этот актив вырос в цене как минимум в два-три раза. И тем не менее мы приняли решение его вернуть. Страшно отстаивать свою правоту, когда никому не нужна истина.

За все это время, что нас осыпают самыми нелепыми обвинениями, ни разу со стороны власти не прозвучало хотя бы обещаний разобраться в ситуации по справедливости, чтобы истинные виновные ответили за свои поступки. К сожалению, этого не произошло, поэтому мы как порядочные бизнесмены, уважающие закон, подписали с арбитражным управляющим соглашение о возврате в конкурсную массу площадки «Баррикады». По моим расчетам, процедура банкротства «Баррикад» затянется еще как минимум на два года. Поэтому уже завтра мы напишем в Мипромторг, Минобороны письма с просьбой найти инвесторов, которые займутся текущим содержанием фондов и персонала площадки, которым мы передадим действующее стабильно загруженное заказами производство. Сегодня там работает более тысячи человек, которые заняты выполнением в том числе и гособоронзаказа, в срыве которого мы совсем не заинтересованы. Мы надеемся, что арбитражный управляющий и, возможно, привлеченный инвестор подхватят поднятое нами знамя и будут достойно его нести. У нас на это не осталось ни желания, ни возможностей.

Что касается тех, кто претендует на металлургические активы Волгограда, то сегодня мы предоставили им возможность показать, насколько они готовы ими управлять. Процесс передачи «Баррикад» займет не так много времени, и у возможных инвесторов появится шанс показать, как они умеют управлять. И я не уверен, что у кого-то это получится лучше, чем у нас. Потому что воровать – это одно, а нести ответственность за судьбу серьезного предприятия – это другое. Посмотрим, получится ли у кого-то справиться с этим первым вызовом.

С самого начала моей работы в Волгограде я был удивлен, как власти допустили закрытие нескольких серьезных заводов, и никто при этом не кричал, не бил в колокола, напротив, не ударил палец о палец, чтобы их спасти. Никто не понес за это ответственности. Считаю, что не спасти такой гигант как тракторный завод – это преступление. Но, как оказалось, сохранение трудовых коллективов и производств как таковых – не главный приоритет Волгоградской области. Сначала все нужно сломать, разрушить, обанкротить. Но история показывает, что после этого остаются только руины. Если бы в свое время по-другому поступил Тарасов, на месте «Красного» тоже могли стоять руины, с которых срезали остатки металлолома. Но за этот завод, который мы сумели поднять с колен, я буду биться до конца.

Параллельно со всеми процессами, о которых мы сегодня говорили, идет судебный процесс с основным кредитором «Красного Октября» – «Альфа-банком». Есть понимание, что он решится в вашу пользу?

Я думаю, что мы выработаем единую позицию и решим вопрос в самое ближайшее время.

Источник: V1.ru
Просмотров: 666

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter