Настоящие проблемы. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (20-27 ноября 2016 г.)

Настоящие проблемы. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (20-27 ноября 2016 г.)
Последняя неделя запомнилась на российском и мировом рынке стали, прежде всего, повышением цен. Отечественные металлурги, убедившись в сохранении благоприятной конъюнктуры на внешних рынках, приняли решение об увеличении стоимости сортового и листового проката по декабрьским контрактам для внутренних потребителей на 7-10% по сравнению с предыдущим месяцем. За рубежом главным застрельщиком выступила корпорация ArcelorMittal. Ее европейское подразделение, с помпой объявив о временном снятии предложений по продажам с 9 ноября, триумфально вернулось на рынок с заявлением о подъеме котировок на сортовой прокат на 50 евро за т, а на листовой — сразу на 60-120 евро за т!

Российским меткомбинатам до иностранных коллег, само собой далеко, но возвращение котировок на арматуру на июньский уровень, а на горяче- и холоднокатаный прокат — выше майского производит некоторое впечатление несвоевременности. На календаре — самый конец ноября, на рынке — сезонный спад потребления стальной продукции. В этой ситуации скачок цен наверняка приведет к резкому сужению видимого спроса, в результате чего металлургам придется, скорее всего, снизить объемы выпуска. Как и год назад, рынок опять может оказаться разбалансированным, что чревато новыми взлетами и падениями в первой половине будущего года. И за текущими событиями надо очень внимательно следить.

Правда, основные ценообразующие факторы на российском рынке проката сейчас находится не в России. Повышение котировок на стальную продукцию состоялось, в первую очередь, под влиянием зарубежных тенденций — того, что происходит и будет происходить в ближайшее время в Китае, Европе и на Ближнем Востоке.

Китайские компании возобновили повышение котировок на прокат, использовав в качестве повода заявления властей о перевыполнении плана на текущий год по закрытию избыточных мощностей в металлургической промышленности и требования о временном закрытии или снижении загрузки предприятий, наиболее сильно загрязняющих окружающую среду, в городе Таншане — неформальной «металлургической столице» КНР, где выплавляется более 10% стали в стране. Под влиянием этих факторов биржевые котировки на арматуру, железную руду и прочую продукцию снова пошли вверх и даже приблизились к максимальным отметкам первой декады ноября.

По большому счету, скачок цен на китайских товарных биржах представляет собой чистую спекуляцию. Китайские власти могут сколько угодно заявлять, что за неполные одиннадцать месяцев 2016 года в национальной металлургической отрасли были закрыты мощности по ежегодному производству не 45 млн. т в год, как было запланировано, а все 88 млн. т. Однако большая часть этих мощностей на самом деле не используется, как минимум, год, а то и больше, так что их «выведение из строя» имеет формальный характер. Конечно, эти производственные линии больше не будут эксплуатироваться, но в Китае такого добра еще много. И никакие заявления о закрытиях не помешают китайским металлургам увеличить в этом году производство стали по сравнению с прошлым годом и отправить за рубеж порядка 105-110 млн. т стальной продукции.

Борьба с загрязнением окружающей среды в Китае проводится с неослабевающим вниманием уже не один год. Проблема эта действительно серьезная. Зимой в северо-восточной части страны часто стоит безветренная погода. И тогда крупные промышленные центры порой окутываются таким смогом, что без респиратора на улицу лучше и не выходить. Исходя из этого требования администрации Таншаня более чем резонны.

Другое дело, что на состояние местной металлургической отрасли предложенные меры окажут лишь опосредованное воздействие. В этом городе уже боролись за чистый воздух во время Всемирной садоводческой выставки, которая проводилась в Таншане с апреля по октябрь текущего года. И экологические нормативы для промышленных предприятий на тот период устанавливались не менее жесткие, однако к существенному уменьшению выплавки чугуна и стали не привели.

Единственным эффектом от экокампании в Таншане может стать сокращение производства кокса в регионе, но именно это и является достаточно серьезным фактором, потому что дефицит и дороговизна коксующегося угля и кокса в Китае — и есть главная причина скачка цен на стальную продукцию в стране. Причем, как считают китайские специалисты, эта ситуация может сохраниться, по меньшей мере, до весны. Просто потому, что запасы сырья на предприятиях северо-востока страны сократились за последние месяцы до самого минимума, а оперативно пополнить их сложно из-за недостаточной пропускной способности железнодорожной сети, какая бы густая она там ни была.

Это означает, что в ближайшие месяцы экспортные котировки на китайский прокат будут находиться на высоком уровне. А значит, российские металлурги тоже будут продавать свою продукцию достаточно дорого. И это относится не только к листовому прокату, но и к сорту и заготовке. В Турции растут затраты местных производителей на металлолом и железную руду, а в ОАЭ и США, которые пока что являются крупнейшими покупателями турецкой арматуры, резко поднялись внутренние цены.

В то же время, в самой Турции в последние месяцы наблюдается бум на рынке недвижимости. С одной стороны, сработал эффект отложенного спроса: те, кто воздерживался от покупок в нестабильное время после июльского путча, либо уже сели, либо перестали бояться. А с другой, снижение курса турецкой лиры по отношению к доллару подталкивает состоятельных турок к вложению средств в недвижимость, чтобы спасти их от обесценения.

Наконец, определенное влияние на Турцию оказывает Европа, где котировки на прокат словно с цепи сорвались. Причем, если сортовая продукция просто следует за подорожавшим металлоломом, то лист (номинированный в евро) вышел на уровень середины 2011 года. Германские компании подхватили и творчески развили инициативу ArcelorMittal, так что верхняя граница предложений по горячекатаному прокату достигла 600 евро за т EXW, а по холоднокатаному — превысила 630 евро за т. Еще немного, и российские компании смогут поставлять в ЕС эту продукцию даже с уплатой 34-36%-ной антидемпинговой пошлины, которую они пытаются обжаловать — судя по всему, с незначительными шансами на успех.

Сейчас, можно сказать, европейских металлургов подхватила и несет волна эйфории, вызванная антидемпинговыми процессами. Импорт резко сократился, дистрибьюторы, привыкшие восполнять текущие потребности за счет поставок из-за рубежа, не успели перестроиться и имеют теперь пустые склады. В обстановке тотального дефицита производители взвинчивают цены, не встречая сопротивления. Другой продукции на рынке все равно нет и до февраля-марта не будет-с!

Конечно, со временем этот европейский ценовой пузырь лопнет, как в третьем квартале текущего года произошло с американским, когда местный рынок, наконец, насытился национальной продукцией, а на место одних иностранных поставщиков, изгнанных антидемпингом, пришли другие. Кстати, сейчас в самих США котировки на прокат бодро пошли на подъем. Местные промышленники возлагают просто неприлично много надежд на избранного президента Дональда Трампа. Он-де и начнет массово вкладывать деньги в строительство и инфраструктуру, и американскую промышленность домой вернет, и с банкстерами-грабителями разберется, и установит вокруг национального рынка стали такие протекционистские барьеры, что внутрь никакие китайцы не проникнут! Естественно, не все это произойдет, и не все сразу, но пока настроения у американских металлургов самые радужные.

Этому американскому оптимизму можно только позавидовать, потому что у нас все по-прежнему плохо, плохо и очень плохо. И немалую роль в создании этого похоронного настроения играют многие российские СМИ, которые не просто с мазохистской радостью подхватывают любые неприятные новости, но и с удовольствием сгущают краски.

Так, по данным неких источников известный экономист Сергей Глазьев, якобы, сравнил состояние российской экономики с инфарктом миокарда. Верно, сравнил. Вот только из прессы можно понять, что он так назвал современное состояние российской экономики, чего на самом деле не было и в помине. Глазьев сравнил с инфарктом шок от девальвации рубля в 2014-2015 годах и был, пожалуй, прав. Последствия тогда действительно были просто сокрушительные. Однако сейчас российская экономика медленно (может, слишком медленно), но достаточно уверенно выздоравливает.

По данным Миниэкономразвития, в третьем квартале инвестиции в основной капитал в России показали небольшой, но рост против прошлогодних показателей. Согласно оценкам Внешэкономбанка, в октябре российский ВВП вырос на 0,1% по сравнению с предыдущим месяцем (без учета сезонных факторов), причем в плюсе оказались обрабатывающая промышленность и строительство. Первый вице-премьер Игорь Шувалов углядел прекращение падения доходов населения. Интересно, как прежнего министра экономического развития арестовали и сняли, так сразу дно нашли и от него немножко оттолкнулись.

Жертвой «испорченного телефона» оказалась и глава Центробанка Эльвира Набиуллина. В интервью Forbes она отметила, что в Центробанке по-прежнему не исключают маловероятного стрессового сценария с возможным падением цен на нефть до $25 за баррель. В этом случае может произойти ослабление рубля. А то, что при такой дешевой нефти рубль непременно упадет почему-то аж до 120 руб. за доллар, это нафантазировали уже некие аналитики, а пресса радостно подхватила.

На самом деле, Центробанк при любой стоимости нефти, скорее всего, не даст рублю провалиться ниже 70 руб. за доллар, иначе пойдет прахом полуторалетняя работа по снижению инфляции до 4%, где в конце туннеля, кстати, уже виден свет. Другое дело, что в Центробанке все еще предпочитают перестраховываться и упорно не уменьшают ключевую ставку, что, безусловно, сдерживает экономический рост.

В то же время, при всех видимых недостатках в экономической политике российского правительства есть что-то основательное. Вопреки распространенному убеждению в том, что пиар важнее реального дела, а реклама и маркетинг — важнее производства, в отечественном Кабинете министров и президентской администрации стараются делать ставку на постепенные, но фундаментальные изменения.

Так, выступая на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам президент потребовал создать до конца 2017 года действенную и работающую систему поддержки несырьевого экспорта, к которому отнесена и продукция сельского хозяйства. Это направление и в самом деле может стать одним из «локомотивов» российской экономики. Недавнее сообщение о том, что за первые три квартала 2016 года из России за рубеж было отправлено немногим менее миллиона стиральных машин, в 2,2 раза больше, чем годом ранее, - это хорошая новость. Увеличение экспорта способствовало расширению производства на 10,9% по сравнению с январем-сентябрем прошлого года. Соответственно, возрос спрос на комплектующие для изготовления тех же машин, включая листовой прокат от российских меткомбинатов.

О том, что дела в российской экономике идут все-таки лучше, свидетельствуют и сообщения о повышенном интересе, который проявляют к отечественному рынку многие крупные зарубежные компании. По данным Bloomberg, ряд корпораций (IKEA, Leroy Merlin, Mars, PepsiCo и другие) в последнее время запустили в России серьезные инвестиционные проекты либо намерены это сделать в ближайшем будущем. Европейские и американские промышленники и торговцы не только надеются на улучшение отношений России с Западом после избрания Трампа и серии европейских выборов в 2017 году, но и достаточно высоко оценивают потенциал российского рынка.

Главное, чтобы в стране поддерживался закон и порядок, коррупционеров вовремя выявляли и арестовывали, а рейдерам, связанным с недобросовестными чиновниками, не позволяли развернуться. Вот, где находятся главные резервы роста российской экономики! А устойчивый курс рубля и низкую инфляцию Центробанк уж как-нибудь обеспечит.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 750

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter