Что было, что будет, что может быть. Российский и мировой рынок стали — итоги 2016 г., прогнозы на 2017 г.

Что было, что будет, что может быть. Российский и мировой рынок стали — итоги 2016 г., прогнозы на 2017 г.
Каким был для нас уходящий 2016 г.? Непростым. Нервным, наполненным неожиданными событиями и непредсказуемыми поворотами. Нестабильным, переходным, хотя пока еще не переломным. Он оставляет после себя много новых тенденций и еще больше ожиданий. Одни из них могут оправдаться в 2017 г., другие так и не воплотятся в жизнь. Одно только можно сказать достаточно уверенно: стабильность в новом году еще не наступит. И российская экономика в целом, и рынок стали будут находиться под воздействием противоречивых и разнонаправленных факторов, и как в итоге сложится мозаика, станет ясно только по ходу дела.

Сейчас, на конец 2016 г., обстановка на российском рынке стальной продукции выглядит сложной, но в чем-то обнадеживающей. Самый тяжелый период, когда отечественная экономика переживала нефтяной, девальвационный и финансовый шоки, а затем приспосабливалась к их последствиям, в основном остался позади. Промышленное производство перестало сокращаться, по итогам 2016 г.возможен рост на 1%. ВВП снизится на 0,6-0,7%, но последние месяцы уходящего года давали уже вышенулевые показатели. Потребление проката по итогам года упало в большинстве сегментов, но в ноябре-декабре по многим позициям наблюдается расширение видимого спроса по сравнению с тем же периодом прошлого года. По арматуре рост в декабре может достигнуть более 15%.

В Министерстве экономического развития России, Банке России, отраслевых ассоциациях прогнозируют на 2017 г. увеличение производства автомобилей, в том числе легковых, стабилизацию и переход к росту розничного товарооборота, объемов строительных работ и инвестиций в основной капитал. Инфляция наконец должна уменьшиться до 4%, что, очевидно, приведет к снижению процентных ставок не позднее второго квартала. Потребление стальной продукции должно превысить прошлогодние показатели. Безусловно, проблем в экономике останется еще очень много, но, по крайней мере, основные изменения будут происходить к лучшему.

Главная задача на 2017 г. заключается в том, чтобы найти новый механизм экономического роста взамен нефтегазовых сверхдоходов. А для этого надо в первую очередь решить проблему спроса. Конечных потребителей в экономике, по большому счету, три. Это государство, население и внешняя торговля. Но расходы государственного бюжета, согласно планам на ближайшие три года, планируется сократить. Здесь помочь сможет только повышение эффективности расходования государственных средств, однако рассчитывать на быстрый прогресс никак не приходится. Правительство России демонстрирует стремление бороться с коррупцией и где-то достигает каких-то результатов — уже неплохо.

Поэтому возобновление роста зарплат, пенсий, других социальных выплат — задача первостепенной важности. Один из наиболее очевидных вариантов заключается в создании новых высокооплачиваемых рабочих мест в промышленности и сфере высоких технологий. Но эти новые рабочие места должны обеспечивать рост выпуска готовой продукции, которая должна где-то и кому-то продаваться.

Первое очевидное направление — продолжение политики импортозамещения. В 2016 г. заметный прогресс был достигнут на таких направлениях как сельское хозяйство, пищевая, химическая, фармацевтическая промышленность, производство комплектующих, некоторые сектора машиностроения. Большие резервы для роста есть в изготовлении потребительских товаров и промышленного оборудования. Но для запуска эффективных проектов нужны время, нужны специалисты, которые не появятся в одночасье «по щучьему велению», и, конечно, необходимо финансирование.

Без недорогих кредитов экономика не поднимется. Добившись снижения инфляции, Правительство России и Банк России должны снизить и процентные ставки. А для банков в новых условиях одним из приоритетов становится создание действенной системы управления кредитными рисками, направленной на предотвращение злоупотреблений, повышение финансовой грамотности топ-менеджеров и, особенно, собственников компаний-заемщиков, отбор перспективных проектов. Это требует качественно иного уровня управления как в банках, так и в нефинансовом бизнесе.

Во-вторых, помимо возобновления роста внутреннего рынка, немалым подспорьем для российской экономики может стать несырьевой экспорт. Некоторые подвижки здесь произошли уже в 2016 г. а в 2017 г. можно ожидать дальнейшего роста. Определенные перспективы сулят углубление экономической интеграции в рамках ЕАЭС и заключение соглашений о свободной торговле с дружественными странами. Впрочем, процесс это не быстрый.

В целом можно ожидать, что значительных изменений в российской экономике в наступающем году не произойдет. Ситуация, скорее всего, будет улучшаться, но постепенно, без рывков. Хотя, возможно, если Банк России во втором полугодии решится сбавить ключевую ставку до 6-7%, а мировые цены на нефть устойчиво превысят $60 за баррель, положительный эффект может оказаться весьма заметным. Но пусть это будет приятным сюрпризом, а так на ближайшие месяцы нужно набраться терпения, целеустремленности и упорства.

На что еще надо будет обращать самое пристальное внимание российским металлургам в 2017 г.? Прежде всего, это мировой рынок, обстановка на котором, в свою очередь, будет зависеть от ряда факторов.

Традиционно первостепенное влияние на стоимость стальной продукции по всему миру оказывал Китай. Но в первой половине наступающего года задавать основные тенденции будут США. На нового президента Дональда Трампа возлагаются очень большие надежды. Может быть, даже слишком большие — некоторая, а то и большая часть из них наверняка не оправдается. Однако президент — крупный бизнесмен это, в любом случае, интересно.

Американские металлурги ждут от Трампа, что его администрация начнет вкладывать больше средств в строительство и инфраструктуру в США, будет стимулировать развитие национальной промышленности, а также станет проводить еще более выраженную протекционистскую политику. Для американского рынка стали — это бесспорно хорошо, а вот для мирового — не очень, если дополнительный спрос на металл в США будет удовлетворяться, в основном, за счет задействования резервных мощностей национальных сталелитейных и прокатных компаний.

Но наиболее серьезные из возможных изменений, связанных с приходом в Белый Дом нового президента, относятся к характеру американо-китайских отношений. Экономики этих стран тесно взаимосвязаны. Китай является крупнейшим экспортером товаров в США, а США являются для Китая крупнейшим покупателем его товарной продукции. Понятно, что несмотря на всю воинственную риторику Трампа никаких быстрых и радикальных перемен не должно быть, иначе они станут сильным шоком для бизнеса в обоих государствах. Но если США возьмут курс на постепенное снижение зависимости от китайского импорта, это может стать серьезной угрозой для Китая, который сейчас во многом формирует глобальный спрос на металл и минеральные ресурсы.

В 2016 г. именно Китай стал источником двух ценовых подъемов на мировом рынке стали. Весной котировки пошли вверх под влиянием подъема в китайской строительной отрасли — больше ожидаемого, чем реального. Осенью основную роль сыграли реально запущенные проекты в секторе инфраструктурного строительства, а также возникший в Китае дефицит сырья, прежде всего, коксующегося угля. Именно благодаря трехкратному росту цен на уголь в четвертом квартале 2016 г. стоимость листового проката в Азии и на Ближнем Востоке прибавила порядка 30-40% за три месяца, превысив майский уровень и достигнув максимальных отметок с осени 2014 г.

Но на 2017 г. для китайской экономики и китайского рынка стали видится больше возможных рисков, чем благоприятных факторов. Строительный бум 2016 г. сопровождался надуванием спекулятивного пузыря на местном рынке недвижимости. Сейчас его надо сдувать, что приведет к снижению спроса на прокат строительного назначения, или же он лопнет сам. Риск торгового конфликта со США — пока больше потенциальная опасность, но опасность серьезная. Рассчитывать на рост внутреннего потребления в неустойчивой экономической ситуации, как показал опыт 2015 г., весьма сложно.

Таким образом, в новом году потребление стальной продукции в Китае, скорее всего, будет стагнировать, а вот экспортной отдушины у местных металлургов больше не будет. США, Европейский Союз Индия, некоторые страны Латинской Америки в 2016 г. предпринимали самые решительные меры, направленные на сокращение импорта стальной продукции из Китая. В наступающем году этот процесс, очевидно, будет доведен до логического завершения. Более того, в последние месяцы поставки китайского проката все сильнее ограничиваются в Пакистане и странах АСЕАН. Если эту тенденцию подхватят Япония, Турция и государства Ближнего Востока, объемы китайского экспорта стали в 2017-2018 г. могут сократиться на десятки процентов.

Для российских производителей массовые антидемпинговые процессы сулят как новые возможности, так и риски. С одной стороны, Европейский Союз в 2016 г.установил высокие антидемпинговые пошлины на импорт российского холоднокатаного проката, под угрозой находится горячекатаный. Во многих расследованиях в различных странах фигурируют не только китайские поставщики стальной продукции, но и российские. Однако, с другой стороны, отечественные поставщики благодаря антидемпингу имеют шансы занять место китайцев на некоторых рынках.

В принципе, в 2016 г. российские компании ощущали значительно меньшую конкуренцию со стороны китайцев на ближневосточном рынке заготовки, смогли увеличить поставки полуфабрикатов и даже сортового проката в Восточную Азию и Евросоюз. В дальнейшем есть потенциал для расширения экспорта оцинкованной стали и катанки. Но во многом эти достижения базировались на том, что российская продукция на мировом рынке порой оказывается дешевле китайской, в частности, из-за действия сырьевого фактора.

Конец завершившегося года ознаменовался мощным подъемом цен на коксующийся уголь и железную руду. Но котировки на эти виды сырья, скорее всего, уже прошли свои пики. Дефицит угля ослабевает, и во втором квартале его стоимость, скорее всего, пойдет вниз. Руда в декабре достигла $80 за т CFR Китай, но резервов для дальнейшего повышения уже нет. Наоборот, все без исключения эксперты считают, что этот материал в новом году станет дешеветь из-за замедления роста его потребления в Китае и ввода в строй новых мощностей в Бразилии и Австралии.

Таким образом, если в последние месяцы 2016 г. мировой рынок стали находился на подъеме благодаря наличию мощных подпорок, то в 2017 г. влияние этих факторов роста будет гораздо слабее. Если отношения между США и Китаем обострятся, китайская экономика снизит темпы роста, а сырьевые затраты металлургов пойдут вниз, то неизбежно уменьшится и стоимость стальной продукции. Для продолжения роста оснований существенно меньше. В то же время, вероятность обвала, подобного 2015 г., тоже не очень велика. Нынешние котировки на листовой прокат в итоге могут опуститься на 20-25%, но вряд ли много больше.

Здесь возникает еще один важный вопрос — это уровень цен на стальную продукцию в России. Завершившийся год стал периодом резкого подъема, в ходе которого стоимость листового и сортового проката увеличилась на 50-70%, что вызвало резкую реакцию у многих потребителей. В частности, уже в самом конце года свое недовольство по этому поводу высказал глава корпорации Ростех Сергей Чемезов. Не исключено, что, как в 2015 и 2016 г., проблема снова выйдет на уровень ФАС.

Однако нынешние цены на прокат на внутреннем рынке отражают, прежде всего, относительную слабость рубля. В 2015 г. металлурги не смогли привести рублевые котировки в соответствие с новыми курсовыми реалиями из-за обвала на мировом рынке и глубокого спада в отечественной экономике, а вот в 2016 г., как говорится, взяли свое. Зато волатильность на российском рынке теперь должна уменьшиться. В новом году цены на стальную продукцию на нем будут, очевидно, колебаться более-менее в унисон с мировым, причем, основной тенденцией, по крайней мере, в первом полугодии 2017 г., скорее всего, станет понижение.

Вот и получается, что при некотором расширении спроса на внутреннем рынке и непонятных экспортных перспективах российским производителям стали, как и в прошедшем году, придется уделять максимум внимания повышению эффективности и снижению затрат. Эти тенденции, в частности, появлялись в инвестиционной политике меткомбинатов, которые в завершившемся году направляли большую часть капиталовложений на модернизацию и обновление оборудования, а не на крупные проекты. Скорее всего, эти направления останутся приоритетными и сейчас.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 1201

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter