Высоты. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (10-17 сентября 2017 г.)

Высоты. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (10-17 сентября 2017 г.)
В прошедшую неделю на рынке стали, вроде бы, не происходило ничего кардинально нового. Цены на стальную продукцию росли как в России, так и за рубежом, возвращаясь на уровень 2013 г. (в долларах), а производители ожидали, так сказать, продолжения банкета. В то же время, появились и некоторые неприятные мелочи, в частности, удешевление металлолома в Турции, которое может оказать неблагоприятное воздействие на стоимость российской заготовки, и снижение котировок на прокат и сырье на китайских товарных биржах.

В принципе, и в том, и в другом случае речь идет о достаточно случайных факторах. Спад на турецком рынке металлолома произошел вследствие увеличения экспорта данного сырья из США, где спрос на него в последнее время недостаточный, а цены слишком низкие. Увы, но Дональду Трампу так и не удалось исполнить свое обещание инвестировать триллион долларов в инфраструктуру, а прежний подъем в американской нефтедобывающей отрасли, похоже, сменился стабилизацией, так что видимое потребление металла в стране снова уменьшается.

В Китае цены на прокат и железную руду уронили, по большей части, биржевые спекулянты, хотя причины для массового закрытия контрактов у них были. Национальная металлургическая промышленность (по крайней мере, те заводы, производственная деятельность которых отражается в официальной статистике) в августе установила новый рекорд по выплавке стали. Даже несмотря на высокие объемы потребления проката в стране поставки его в последнее время становятся избыточными, и участники рынка это видят.

Однако в более долгосрочной перспективе особых причин для понижения цен на стальную продукцию на мировом рынке нет. Конечно, удешевление металлолома в Турции может потянуть вниз стоимость заготовки и арматуры, но строительный сектор страны пока не демонстрирует признаков снижения темпов роста. Да и в сопредельных странах Ближнего Востока прокат по-прежнему дорожает.

В Китае обстановка более сложная. Основная проблема заключается в том, что никто в точности не может сказать, что произойдет на местном рынке стали зимой. С одной стороны, власти считают приоритетом улучшение качества атмосферного воздуха в крупных городах промышленного северо-востока и готовы ограничивать производство агломерата, чугуна, кокса, цемента и других материалов с период с ноября по март, чтобы уменьшить загрязнение и предотвратить появление смога. Если анонсированные планы сокращения выплавки стали будут реализованы, нынешний избыток предложения может смениться дефицитом, а текущее накопление складских запасов поможет участникам рынка относительно безболезненно пережить «мертвый сезон».

С другой стороны, ограничительные меры, объявленные китайским правительством, могут коснуться не только производителей, но и потребителей стальной продукции, например, строителей. И вообще, после съезда китайской компартии, который состоится ориентировочно в октябре текущего года, правительство может снизить активность в проведении политики стимулирования экономического роста. Тогда спрос на прокат в стране сузится, а это негативно повлияет на цены и заставит китайских металлургов больше экспортировать.

Наконец, с третьей стороны, не известно, насколько действенными окажутся меры по ограничению выпуска стальной продукции. Раньше было немало случаев, когда правительственные директивы превращались на практике в «стопятьсотые китайские предупреждения» (к слову сказать «предупреждали» таким образом когда-то Тайвань, с нулевым эффектом), так что не исключено, что на самом деле ничего зимой сокращать особенно не будут.

Впрочем, это не самый реальный вариант. В этом году китайские власти очень серьезно взялись за экологию, безопасность труда и соблюдение прочих законов и нормативов, закрывая направо и налево предприятия, которые не вписываются в новые стандарты. В некоторых промышленных и добывающих отраслях в последние месяцы произошел настоящий погром, приведший к резкому падению китайского экспорта редкоземельных металлов, вольфрама, огнеупоров, графитированных электродов и прочей важной продукции. Да и закрытие 727 мелких металлургических заводиков в первой половине 2017 года — это, можно сказать, свершившийся и общепризнанный факт.

Так что, вполне вероятно, что мировой рынок стали, поднявшийся в последнее время на изрядные высоты, так и не отступит с них на протяжении, как минимум, ближайших месяцев. В связи с этим возникает вопрос о стоимости стальной продукции в России, поскольку для отечественных меткомбинатов «экспортный паритет» является чуть ли не основным принципом ценообразования. Ведущие российские производители уже анонсировали на октябрь новое повышение котировок на листовой прокат.

Между тем, дороговизна стальной продукции на внутреннем рынке уже спровоцировала падение видимого спроса. Дело осложняется тем, что уже в октябре можно ожидать снижения и реального потребления по естественным сезонным причинам. Рынок опять входит в изматывающий режим качелей, когда дефицит проката быстро сменяется избытком и наоборот, а цены скачут то вверх, то вниз, практически не обращая внимания на изменения действительных потребностей.

И хотя арматура на споте в последнее время немного подешевела, для существенного понижения нет причин. Российская заготовка по-прежнему пользуется повышенным спросом за рубежом, объемы предложения на внутреннем рынке остаются ограниченными, а металлолом продолжает подниматься, способствуя увеличению расходов металлургов. Вполне возможно, что и в этом году рынок войдет в зиму на повышении.

Правда, в последнее время в России заметно улучшается положение в экономике. Рост ВВП, о котором говорят в правительстве, - это только иллюстрация к идущим в стране процессам, можно сказать, симптом постепенного выздоровления. Российские компании стали больше вкладывать в основные фонды, а российские граждане — больше тратить. Даже Министерство финансов заявило о возможном росте бюджетных расходов в 2017 и 2018 годах.

Причем, даже Банк России в кои-то веки заявил, что «увеличение потребительского спроса в текущих денежно-кредитных условиях не создает существенных инфляционных рисков при расширении предложения товаров и услуг». Кстати, эта цитата взята из комментария к решению о снижении ключевой ставки сразу на 0,5 п.п., до 8,5%. Это уже меньше, чем в докризисный период, а в банке допускают возможность дальнейшего уменьшения ставки на протяжении следующего полугодия.

Конечно, это еще не означает, что банки существенно улучшат условия финансирования для бизнеса. В отечественной банковской системе внедряют современные методы управления кредитными рисками и по традиции порой перегибают с этим палку. Поэтому если у потенциального заемщика нет долгой и беспорочной кредитной истории, вырвать финансирование для своего проекта у банкиров по-прежнему очень не просто.

Глава Банка России Эльвира Набиуллина, выступая на Международном банковском форуме в Сочи, прямо заявила, что Центробанк будет контролировать риск-менеджмент финучреждений и требовать от них проведения ответственной финансовой политики. Вплоть до невыплаты бонусов менеджерам несостоятельных банков и дивидендов их акционерам. Война, правда, объявлена, в первую очередь, инсайдерскому кредитованию, но и независимым заемщикам придется резко подтянуть качество финансового планирования.

Вообще, компетенции, профессионализм, знания, ответственность становятся сегодня очень ценным и дефицитным ресурсом в российском бизнесе. «Ограничениями для экономического роста могут стать дефицит производственных мощностей, а также ситуация на рынке труда, где возможен дефицит квалифицированных кадров в отдельных сегментах», - отмечает в своем отчете Банк России, и с этим утверждением трудно спорить.

На самом деле, в нашей стране, как говорится, непочатый край работы. Государственная политика импортозамещения не от хорошей жизни концентрируется лишь на некоторых отраслях, не уделяя должного внимания, например, производству потребительских товаров — вот где огромные возможности для замены зарубежной продукции! Проблема не только в нехватке денег, но и в недостатке специалистов — некем взять!

Поручение президента об уравнивании МРОТ и прожиточного минимума к 2019 году оживило дискуссию о стоимости рабочей силы в России, уровне заработной платы и бедности. Здесь, конечно, все сложно, но, по крайней мере, слова вице-премьера Ольги Голодец об «уникальности» российской ситуации с «работающими бедными», чья зарплата недостаточна даже для мало-мальски сносного существования, все же вселяют некоторый оптимизм. На самом деле, ничего уникального в этом нет. В странах «третьего мира» нищенские заработки — вещь распространенная и донельзя привычная. И то, что в России это считают недопустимым, - признак положительный.

Низкая производительность труда, которая, по мнению ряда российских экономистов, сдерживает рост заработных плат и даже требует его ограничения, не означает то, что у нас якобы не умеют работать, а отражает нынешнюю структуру российской экономики, в которой велика доля отраслей, дающих сырье и дешевую массовую продукцию с низкой добавленной стоимостью. И выход из этой ситуации заключается не только в приоритетном развитии высокотехнологичных отраслей — на данном этапе у страны хватит сил только на несколько приоритетных направлений наподобие авиастроения, судостроения, атомной энергетики. Повысить ту самую производительность можно и нужно посредством модернизации, автоматизации производства, увеличения доли квалифицированного — и да, высокооплачиваемого — труда. Этот принцип универсален, он работает везде — и в сельском хозяйстве, и в металлургии, и в легкой промышленности.

Учиться, постигать, расти над собой — такие цели ставит сегодня перед нами время.

Другие материалы о российском и мировом рынке стали читайте в разделе «Аналитика».

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 500

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter