Год начинается с повышения. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (7-14 января 2018 г.)

Год начинается с повышения. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (7-14 января 2018 г.)
Новый год стартовал на российском и мировом рынке стали с повышения. Точнее, рост экспортных котировок на стальную продукцию подтолкнул металлургов к увеличению ее стоимости для внутренних потребителей. Правда, влияние этого шага на реальные продажи проката на споте пока что относительно невелико вследствие крайне низкого видимого спроса. Однако, судя по всему, в дальнейшем цены все-таки будут расти.

За рубежом в первой половине января сложилась не совсем типичная для последнего времени ситуация. Стальная продукция дорожает в Турции, Евросоюзе и США, где основными причинами этого роста специалисты называют ускорение в экономике и рекордные за последние годы показатели в строительстве и промышленном производстве. Причем, в Германии в лидерах ходит машиностроение, а в США — нефтегазовый сектор.

В то же время, в Китае котировки на стальную продукцию идут на спад. Если в конце декабря китайский горячекатаный прокат на условиях FOB был, в среднем, на $20-25 за т дороже российского, то сейчас соотношение почти обратное. Более того, некоторые китайские компании предлагают за рубеж заготовку по вполне конкурентоспособным ценам, чего в Восточной Азии не наблюдалось, по меньшей мере, с конца октября прошлого года.

Понижение цен на прокат в Китае имеет под собой вполне объективные причины. Прежде всего, это ослабление внутреннего спроса. На значительной части территории страны наступило суровое похолодание со снегопадами и морозами, что резко снизило активность в строительной отрасли и обвалило спрос на арматуру и товарную заготовку. Из-за дефицита природного газа были вынуждены уменьшить загрузку или даже остановиться некоторые промышленные предприятия на северо-востоке страны. Наконец, всего месяц остался до Нового года по китайскому календарю (15 февраля), поэтому дистрибьюторы приостановили закупки и приступили к разгрузке складов.

Правда, пока что Китай не представляет собой значительной угрозы стабильности мирового рынка стали. Экспортные котировки на местную стальную продукцию в целом соответствуют среднему рыночному уровню, а не подрывают его. Объемы внешних поставок остаются ограниченными. Высокая стоимость железной руды и коксующегося угля не позволяет существенно удешевить прокат на внутреннем рынке. Наконец, сами китайские металлургические компании не ожидают значительного понижения, во всяком случае, в листовом секторе. Baosteel и ряд других ведущих поставщиков не собираются пересматривать котировки в феврале.

Таким образом, российские металлурги могут рассчитывать на незначительное увеличение стоимости своей продукции на экспорте в ближайшие несколько недель. Это, очевидно, будет для них весомым стимулом для дальнейшего повышения внутренних цен. Тем более, что как арматура, так и горячекатаный прокат в России в настоящее время примерно соответствуют экспортному паритету, но почти что не превосходят его. А там можно будет ожидать и нового подъема в начале весны, который затронет, в частности, Китай.

Пока меткомбинаты обеспечены экспортными заказами, а внутренний спрос находится на «неснижаемом» минимальном уровне, ни у металлургов, ни у дистрибьюторов не будет проблем с тем, чтобы рисовать новые цифры в прайс-листах. Однако через месяц-полтора на первый план выйдет вопрос о реальном потреблении. А это будет зависеть, в первую очередь, от общей ситуации в отечественной экономике, настроений и ожиданий участников рынка.

Начало предвыборной кампании, пожалуй, показывает, что в обществе давно созрел запрос на перемены. Нынешняя обстановка не то, чтобы совсем уж плоха, - в конце концов, президент в своих выступлениях справедливо говорит и о положительных темпах экономического роста, и о рекордно низкой инфляции, и об увеличении инвестиций в основной капитал. Просто в ней накопились раздражающие и докучливые проблемы, которые, как может показаться, имеют достаточно простые решения.

Так, средние по величине компании дружно жалуются на возросшее давление со стороны фискальных и регулятивных органов и бесконечные проверки, которые порой приводят к чувствительным финансовым потерям. По-прежнему много претензий к работе банковского сектора, а кредиты кажутся слишком дорогими и не всегда доступными. Не видно какого-либо активного управления экономикой со стороны правительственного аппарата. Практически все значимые проекты, запущенные в России в последние годы, - это заслуга госкорпораций или крупного частного бизнеса. Промышленная политика практически ограничивается поддержкой автопрома.

Новости по теме

Как отмечают в Государственной Думе, структурная перестройка экономики буксует, а импортозамещение после достаточно бурного старта в 2014-2015 гг. на многих направлениях застопорилось. Основные успехи последних месяцев связаны с оборонной промышленностью, в частности, можно вспомнить недавнее сообщение о создании силовых установок для военных кораблей на российских предприятиях вместо импорта из Украины. Фонд развития промышленности работает, но льготные кредиты получают через него лишь по паре десятков компаний в месяц — капля в море российского бизнеса.

В то же время, предлагаемые некоторыми специалистами лекарства, прежде всего, резкое увеличение кредитования реального сектора, в нынешних российских условиях могут оказаться хуже самой болезни. И дело даже не в резком сломе экономической модели — от минимизации инфляции к ее раскрутке. Проблема российской экономики заключается не столько в нехватке финансовых ресурсов — как показывает практика, на по-настоящему серьезные и перспективные проекты деньги всегда находятся, сколько в ограниченности платежеспособного спроса и недостаточной конкурентоспособности многих российских промышленных изделий.

Конечных источников спроса, по большому счету, всего три. Это либо государство, либо население, либо экспорт. Государство пока пытается не сильно снижать планку расходов, установленную еще в «тучные» годы, замещая выпавшие нефтегазовые доходы за счет лучшего администрирования сбора налогов. Однако это перераспределение средств, по-видимому, и является одной из основных причин торможения экономического роста. Если ранее бюджет частично формировался за счет иностранных покупателей российской нефти и газа, то сейчас эти средства фактически изымаются из экономики страны, а используются, по большому счету, так же, как и раньше, без повышения эффективности.

Правда, в последние дни мировые цены на нефть «брент» в ходе биржевых торгов несколько раз превышали отметку $70 за баррель — впервые с декабря 2014 г. Но говорить о новом подъеме на данном рынке пока рано. Во всяком случае, зарубежные специалисты дружно уверяют в том, что этот рост имеет временный характер и объясняется похолоданием и сокращением запасов сырой нефти в США, взрывом на нефтепроводе в Ливии, беспорядками в Иране в начале января и тому подобными краткосрочными факторами. Наконец, подорожание нефти очень четко совпало со снижением курса доллара по отношению к евро, юаню и ряду других валют.

В общем, рассчитывать то, что у российского государства в ближайшее время появятся средства на новые мегапроекты и мегапрограммы, не приходится. Причем популистскими мерами эта проблема не решается совсем. В целом какая-то работа идет, и она постепенно приносит реальные плоды. А своя школа стратегического планирования у нас только возрождается, причем, не в госаппарате, качество которого зачастую удручающе низкое, а в реальной экономике, в таких проектах как «Сила Сибири», «Ямал-СПГ», «Запсибнефтехим», Крымский мост. Может к ним в этом году прибавятся и другие.

Повышение доходов населения с целью расширения внутреннего потребительского рынка — дело благое, никто не спорит. Но для этого необходимы, прежде всего, изменение отношения самого общества к квалифицированному труду, реальная готовность бизнеса на кардинальный пересмотр доли оплаты труда в себестоимости (за счет чего?), уход от низкооплачиваемых рабочих мест в сфере услуг, торговле, коммунальном хозяйстве.

В чем может и должно помочь государство отечественному бизнесу, это в поддержке экспорта промышленной продукции. Данный вопрос был поднят во время приезда президента на «Тверьвагонзавод» и будет возникать неоднократно во многих других местах. Над этим работает, в частности, Российский экспортный центр, но и самим предприятиям необходимо пройти свою часть пути.

Как часто отмечают представители западных компаний, работающих на российском рынке, многих вещей у нас просто не умеют делать, либо не могут сделать по-настоящему хорошо и недорого. Особенно это относится к потребительским товарам и промышленному оборудованию. Отечественная экономика в целом открытая, поэтому российским компаниям приходится конкурировать у себя дома с ведущими международными производителями. Иногда это вполне получается, например, в легкой или пищевой промышленности, где зарубежная продукция не всегда отличается качеством и надежностью, либо в отдельных направлениях машиностроительного сектора, где нужные компетенции порой сохранились еще с советских времен либо были успешно созданы уже в наше время. Но во многих случаях — нет.

Над этим, собственно, и надо сейчас работать российской промышленности. Активно искать новые направления, расширять свои компетенции, приобретать новые знания, повышать квалификацию своих сотрудников... Многие наиболее успешные российские компании как раз и развиваются именно в этих направлениях. Реальное дело всегда делается в цехах и КБ, а какую-либо помощь из властных кабинетов следует расценивать не более как приятный редкий сюрприз.

Другие материалы о российском и мировом рынке стали читайте в разделе «Аналитика».

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 683

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter