Плохая погода. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (21-28 января 2018 г.)

Плохая погода. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (21-28 января 2018 г.)
Вторая половина января выдалась на российском и мировом рынке стали не слишком удачной для металлургических компаний. Правда, российские производители анонсировали повышение котировок на листовой прокат по февральским контрактам, а дистрибьюторы поспешили отразить новые веяния в своих прайс-листах, но в целом ситуация пока не настраивает на особый оптимизм. За рубежом цены на стальную продукцию снижаются либо стагнируют, а в российской экономике... в российской экономике — без перемен. Правда, весьма обнадеживающие заявления делались на Всемирном экономическом форуме в Давосе, но это, пожалуй, не более чем лакировка фасадов, за которыми могут скрываться серьезные проблемы.

Впрочем, для серьезного расстройства пока тоже нет причин. Мнения о том, что нынешние трудности на внешних рынках имеют кратковременный и преходящий характер, вероятно, придерживаются российские металлургические комбинаты, не только решившие увеличить стоимость своей листовой продукции для отечественных потребителей, но и выдвинувшие предложения по экспортным поставкам горячекатаных рулонов на март с повышением на $10-20 за т по сравнению с предыдущим месяцем. Таким образом, котировки могут выйти на отметку $600 за т FOB, на которой они находились в сентябре прошлого года, но так на ней и не удержались.

В принципе, некоторые основания для оптимизма у российских металлургов есть. На прошлой неделе немного подорожал китайский листовой прокат, а индийские компании, сосредоточившись на поставках в Европу, практически ушли с других региональных рынков. Кроме того, увеличение котировок можно объяснить и резким снижением курса доллара. По отношению к евро и юаню он опустился до уровня 2014 г., а рубль впервые с прошлого апреля «потяжелел» до менее 56 руб. за один «зеленый».

В то же, время сложившаяся сейчас на рынках ситуация не благоприятствует росту. В самом Китае потребление стальной продукции, особенно, в строительной отрасли сократилось из-за сложных погодных условий — морозов и метелей в восточных и центральных провинциях. Из-за этого китайские компании проявляют больший интерес к экспорту и готовы снижать цены в долларах несмотря на усилившийся юань. В Азии китайская заготовка и сортовой прокат выглядят, например, уже вполне конкурентоспособными.

Еще более важным фактором для российских поставщиков стальной продукции стало ухудшение погоды в Турции, приведшее к снижению активности в местном строительном секторе и спровоцировавшее падение цен на арматуру, металлолом и, соответственно, заготовку. Впрочем, судя по всему, проблемы там заключаются не только в штормах и снегопадах, но и в начале военных действий на границе с курдскими территориями на северо-западе Сирии. Как показывает опыт последних месяцев, обострение внешней обстановки, как правило, негативно действует на деловой климат в стране.

Из-за этого и российским металлургам пришлось сбавить экспортные котировки на полуфабрикаты, а повышение внутренних цен на арматуру в феврале теперь, скорее всего, не состоится. Во всяком случае, на споте эта продукция дешевеет, поскольку практически отсутствовавший в первой половине января спрос немного оживился, и теперь дистрибьюторы стремятся хотя бы в какой-то степени выполнить план по продажам, конкурируя друг с другом. Между тем впереди у российских производителей арматуры может появиться новая проблема — запуск антидемпингового расследования в Евросоюзе. На него в прошлом году пришлось немногим менее 30% российского экспорта данной продукции, так что угроза серьезная.

В ближайшем будущем, правда, существенных ценовых колебаний ни на российском, ни на мировом рынке стали не предвидится. По-видимому, решающие события произойдут в конце февраля — начале марта. С одной стороны, это будут последние дни и недели перед российскими президентскими выборами, а, с другой, в начале весны следует ожидать попытки подъема цен на стальную продукцию в Китае. От того, насколько она окажется удачной, похоже, и будет зависеть курс мирового рынка во втором квартале. Пока предположить что-то определенное здесь трудно.

Вообще, неопределенность характерна сейчас и для мировой экономики в целом. На Всемирном экономическом форуме в Давосе глава Международного валютного фонда Кристин Лагард предсказала улучшение ключевых показателей для США, Евросоюза и Китая с сохранением благоприятных тенденций и на 2019 г. Однако даже сама обстановка этого мирового съезда экономистов и финансистов, прошедшего под весьма красноречивым девизом «Создание общего будущего в разделенном мире», не внушала особого оптимизма. Слишком уж много проблем скопилось в мировой экономике, причем все они пока не имеют решений.

На первый план в Давосе вышло, например, усиление протекционизма в глобальной торговле, новым центром которого становятся США. Характерно, что еще с XIX века государство-гегемон поддерживает выгодную ему свободную торговлю, а как только начинает закрывать внутренний рынок барьерами и тарифами, значит, с ним уже что-то не так. Во всяком случае, с прежней Британской империей это правило сработало четко. В середине месяца американцы уже ввели пошлины на стиральные машины и солнечные панели, а дальнейшем за ними могут последовать сталь и алюминий. По крайней мере, повод для этого — итоги расследования влияния импорта этих металлов на национальную безопасность США — у президента Трампа уже есть.

Пока что американцы сознательно и целеустремленно опускают доллар, не скрывая своего стремления повысить таким образом конкурентоспособность национальной промышленности. Побочным эффектом этого процесса является повышение цен на сырьевые товары, включая стальную продукцию и нефть, которая превысила уже $71 за баррель. Для нас это, в принципе, хорошо, пока укрепление рубля по отношению к доллару удается держать под контролем. Но российская экономика имеет достаточно открытый характер, поэтому любые зарубежные кризисы непосредственно сказываются и на ней.

А ведь есть еще и риски, связанные с надуванием на фондовых рынках различных пузырей, среди которых биткойн является лишь самым раскрученным, но не самым опасным. И нарастание государственной, корпоративной и потребительской задолженности в США, Китае, европейских странах, которое удается держать под контролем только благодаря сверхнизким процентным ставкам. И сужение спроса из-за усиления социальных контрастов во всем мире, что, кстати, непосредственно касается и России. Есть такое подозрение, что одна из основных причин низких темпов экономического и промышленного роста в нашей стране — это стагнирующий потребительский рынок.

Министерство экономического развития выступило между тем с комментарием, посвященным ухудшению показателей промышленного производства в конце прошлого года. И лучше бы оно, признаться, этого не делало. Вопросы о том, какие отрасли и подотрасли в 2017 г. выступали «локомотивами» отечественной экономики, а какие ее тормозили, были поставлены еще на Гайдаровском форуме в середине января, но так и остались без ответов. Минэкономразвития же не нашло ничего лучшего, как объяснить спад... плохой погодой — в данном случае, недостаточно холодным началом зимы, из-за чего уменьшилась выработка тепла и электроэнергии, а заодно сократились поставки природного газа. Еще одна названная причина — прекращение роста добычи нефти в соответствии со взятыми на себя обязательствами в рамках соглашения ОПЕК+.

Между тем, основная проблема российской промышленности, вероятно, заключается в ограниченном спросе на ее продукцию, причем решить ее весьма сложно. Государство оказалось от увеличения расходов бюджета, чтобы не провоцировать инфляцию и восстановить истощившиеся за последние три года резервы. Заявленные новые капиталовложения в инфраструктуру, скорее всего, начнут работать не раньше 2019 г.

Правительство в принципе предлагает правильные решения, заключающиеся в поощрении несырьевого экспорта, особенно, продукции с высокой добавленной стоимостью, и продолжении политики импортозамещения. Вопрос лишь в том, насколько быстро это даст видимый эффект.

В частности, как сообщил глава Минпромполитики Денис Мантуров, в России уже создано 350 импортозамещающих производств, а еще порядка 780 появятся в ближайшие два года. Действительно, сейчас мы только начинаем пожинать плоды инвестиционных решений, принятых в 2014-2015 гг., а дальше процесс ввода в строй готовых объектов будет идти по нарастающей. Так, по словам того же Мантурова, на сегодняшний день запущено только 35 производств, получивших поддержку Фонда развития промышленности, тогда как еще не завершенных, но уже реализуемых проектов, как минимум, в пару десятков раз больше.

Президент во время рабочей поездки в Уфу отметил, что компании с госучастием и предприятия оборонно-промышленного комплекса должны ориентироваться не на закупку зарубежной продукции, а на создание ее отечественных аналогов. Ранее он неоднократно призывал оборонпромовцев активнее осваивать выпуск гражданской продукции. Потребительский рынок, где в сегментах сложных промышленных изделий по-прежнему очень велика доля импорта, и в самом деле является одним из главных резервов роста для российской экономики.

Скорее всего, как и на мировом рынке стали, в отечественной экономике многое решится весной. Причем не только вследствие выборов. Многие зарубежные эксперты предсказывают России на текущий год ускорение темпов роста. Надо бы подтвердить эти прогнозы реальным делом.

Другие материалы о российском и мировом рынке стали читайте в разделе «Аналитика».

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 584

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter