Крупное видится на расстоянии. Российский и мировой рынок стали: 28 апреля — 5 мая 2024 г.

Крупное видится на расстоянии. Российский и мировой рынок стали: 28 апреля — 5 мая 2024 г.
Что такое начало мая? Праздники, длинные выходные, отдых... и да, неизменный майский снежок. А еще — инаугурация президента, от которой пойдет отсчет нового шестилетнего периода.

Каким хотят видеть этот период российские власти, в принципе, понятно. Президент в очередной раз высказал свои мысли и ожидания в своем выступлении на съезде РСПП в конце апреля, а также на прошедших в последние дни экономических совещаниях.

Если коротко, то Россия должна стать страной частно-государственного партнерства. Государство оставляет за собой командные высоты в нефтегазодобыче, финансах, инфраструктуре, энергетике, оборонной промышленности, некоторых стратегических производственных отраслях. Оно же составляет долгосрочный план развития страны и контролирует его исполнение.

На частный сектор возлагается задача непосредственного исполнения всех этих планов. Для этого он будет получать широкую поддержку государства в тех начинаниях, которые будут признаны полезными и нужными для страны, но и должен брать на себя обширные обязательства — инвестиционные и социальные.

Россия должна стать страной с высокими зарплатами и доходами. Бизнес должен не только зарабатывать деньги для себя и платить налоги, но и участвовать в проектах по развитию образования, здравоохранения, инфраструктуры, благоустройства на своем локальном уровне. Такая политика уже реально работает. Достаточно вспомнить, например, парк «Притяжение» в Магнитогорске.

Государство и бизнес сейчас объединяет задача огромного масштаба. Фактически, за ближайшие несколько лет в России надо провести новую индустриализацию на современном и опережающем техническом уровне. На повестке дня стоит реализация громадных инфраструктурных проектов с горизонтом более чем в десятилетие. Это и расширение сети автомобильных дорог, и строительство высокоскоростных железнодорожных магистралей, и реализация третьей очереди модернизации БАМа и Транссиба.

Все это требует многих лет, сотен триллионов рублей и приложения труда миллионов людей. Откуда это взять? Причем, в отличие, например, от 30-х гг. ХХ века нам это надо будет провернуть собственными силами и средствами, без широкого привлечения зарубежных специалистов и капиталов.

Самый дефицитный ресурс — это время. Его всегда не хватает, его нельзя ни купить, ни обменять, ни достать. Можно взять взаймы у будущего, но лишь немного и в локальных масштабах. Здесь самый большой риск — это непродуманные и плохо подготовленные решения, потому что потерянное время возместить нельзя. У нас и так проявляется хронический «правый уклон» со сдвижением сроков исполнения проектов вправо.

С деньгами вопрос интересный и многоплановый. Можно заметить, что расходы российского государственного бюджета в последние годы увеличились, потому что выросли доходы. Причем доля нефтегазовой составляющей в них снижается. Российская добыча нефти не увеличивается, по газу вообще произошло снижение. Цены на эти ресурсы сейчас неплохие, но никто не даст гарантию того, что положительная тенденция сохранится на мало-мальски продолжительный период. Да и враг не дремлет. Мощный санкционный накат на новейший российский завод по сжижению газа «АрктикСПГ» - тому примером.

Рост российских государственных доходов можно объяснить достаточно просто (хотя за этой простотой стоят непростые процессы и сложные решения). Во-первых, в России стали платить больше налогов. Кампания по «обелению» бизнеса, начатая в середине прошлого десятилетия, принесла свои плоды. Плюс экономический рост. Чем сильнее увеличивается общий пирог, тем больше доля, которую государство забирает себе. И резервы на этом направлении еще, бесспорно, есть.

Во-вторых, есть основания считать, что уменьшился вывод средств из России за рубеж. В нашей стране было непросто находить возможности для прибыльного и безопасного вложения капитала. Сейчас ситуация в этом отношении значительно улучшилась, в частности, благодаря господдержке. Да и отправлять за рубеж российские капиталы стало как-то более рискованно.

Тем не менее, проблем здесь тоже хватает. Государство четко и недвусмысленно делает ставку на крупные корпорации независимо от формы собственности. Благодаря своим размерам они могут потянуть все возложенные на них задачи по развитию производства и социальной сферы, разработке и непосредственной реализации инвестиционных проектов. Даже многомиллиардные убытки на протяжении пары-тройки лет им не страшны. А вот о поддержке малого бизнеса, о которой довольно много говорили еще несколько лет тому назад, вспоминают гораздо меньше.

Именно малый и средний бизнес, прежде всего, непроизводственный, и несет на себе наибольшую финансовую тяжесть перемен, что происходят сейчас в российской экономике. Он и налоги платить должен, и брать кредиты по рекордно высоким за многие годы процентным ставкам, и в зарплатах пытаться конкурировать с крупными компаниями. И не всегда это получается. Мы уже видим, как целое поколение российского бизнеса, стартовавшее еще в 90-х, постепенно отходит от дел.

По-прежнему очень болезненным остается вопрос о ставках. Именно они вынуждают государство сворачивать льготное ипотечное кредитование и ограничивать программы, предусматривающие субсидирование банковских ставок, поскольку на все это сейчас не напасешься. В последние месяцы дороговизна денег снижает хозяйственную активность и металлопотребление. Из-за этого спрос на стальную продукцию остается относительно невысоким. Подъема, подобного прошлогоднему, в текущем году, скорее всего, не произойдет.

В конце апреля Банк России оставил на прежнем уровне 16%-ную ключевую ставку. Высокие темпы роста, ввод в действие новых мощностей, создание новых рабочих мест — это безусловно положительные тенденции. Однако в другую часть уравнения, каким является сегодня российская экономика, они переходят с обратным знаком.

«Из-за сохраняющегося повышенного внутреннего спроса, превышающего возможности расширения предложения, инфляция будет возвращаться к цели несколько медленнее, чем Банк России прогнозировал в феврале», - указывается в заявлении, вышедшем по итогам заседания Совета директоров. Прогноз средней ключевой ставки в 2024 г. повышен до 15-16%.

Отчасти это действительно так. Все усилия правительства, направленные на импортозамещение, расширение производства в оборонке и других приоритетных отраслях, создание новых мощностей, реализацию инфраструктурных проектов, создают повышенный, может, даже избыточный спрос на все виды ресурсов, включая трудовые, и объективно способствуют раскрутке инфляции.

Если принять эту логику, то действия Банка России направлены на сокращение спроса в «непривилегированных» отраслях экономики. Предполагается, что за счет этого будет искусственно создан избыток предложения, после чего цены и, соответственно, инфляция пойдут вниз. Теоретически.

ЦБ не видит или не хочет замечать, что большой (а может, и наибольший) вклад в раскрутку инфляции вносит рост издержек. Это повышение затрат на логистику, увеличение зарплат и расширение «социалки», на финансирование по более высоким процентным ставкам, на преодоление трудностей с импортом и экспортом и многое другое. Хорошо хоть, что курс рубля, немного просевший в апреле, к концу месяца удалось укрепить и вернуть в прежний интервал 87-93 руб. за доллар. Хотя бы этот фактор меньше усиливает инфляционные ожидания.

Российский бизнес стал меньше зарабатывать, это ощутимо. Ему тесно в огражденных санкциями рамках внутреннего рынка. На съезде РСПП, в частности, поднимался вопрос об облегчении условий выхода за рубеж, о создании в дружественных странах российских логистических комплексов, об альтернативных платежных системах в рамках БРИКС. Поступило предложение создать межведомственный координационный центр по работе на новых рынках: в Африке, Южной Америке, странах Юго-Восточной Азии.

Известно, что работа в этом направлении идет. Но здесь многое зависит от наших экономических партнеров. Все это сложно и боязно, потому что отрезать надо будет решительно, и обратного хода не будет. Как показала практика последних двух лет, расчеты в национальных валютах — это паллиатив. Нужно, чтобы деньгами, полученными, например, от продажи проката в Турцию, можно было бы заплатить за китайские станки или гвинейские бокситы.

Исполнительный директор от России в Международном валютном фонде (МВФ) Алексей Можин обтекаемо отметил, что в случае краха доллара странам-участница БРИКС можно создать учетную единицу, которая будет построена на корзине из валют пяти стран — первых членов объединения. Но пока доллар и США еще сильны, идти на такие резкие шаги чревато. Каддафи убили, а его государство уничтожили за меньшее.

Посему, хотя время является самым ценным и невосполнимым ресурсом, его приходится пока щедро расходовать. И не ждать больших перемен в ближайшем будущем. На российском рынке стальной продукции, скорее всего, останутся без изменений нынешние тенденции. На мировом многое будет зависеть от Китая. Во второй половине апреля там произошло повышение, которое затронуло и экспортные котировки. Но проблема избыточного производства стали и проката сохраняет актуальность. Ценовой маятник после праздников может качнуться вниз.

Другие материалы о российском и мировом рынке стали читайте в разделе "Аналитика".

Приглашаем всех принять участие и в других новых выставках и конференциях, которые состоятся в 2024 г.! Новосибирск 23-24 мая примет конференцию "Стальные трубы: производство и региональный сбыт". Также МСС приглашает принять участие в конференции "Электронная коммерция на рынке металлов", которая пройдет в Москве 3 июня.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 444

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter