Самая большая Евразия. Российский и мировой рынок стали: 12-19 мая 2024 г.

Самая большая Евразия. Российский и мировой рынок стали: 12-19 мая 2024 г.
Важнейшим событием прошедшей недели стал, безусловно, визит в Китай большой российской делегации во главе с президентом. Очевидно, многие вещи там обговаривались в конфиденциальном режиме, но много внимания уделялось и экономике.

Китай для России — важнейший торговый партнер, главный источник оборудования, потребительских и промышленных товаров, а с недавних пор — еще и технологий. И одновременно опаснейший конкурент для российской промышленности.

Россия для Китая — важнейший, хотя далеко не единственный поставщик энергоносителей, шестой по величине торговый партнер (после США, Южной Кореи, Японии, Вьетнама и Тайваня) и самый быстрорастущий из крупных рынков сбыта для китайских производителей.

В принципе, обе страны хорошо дополняют друг друга. У них хорошие политические отношения. Однако курс России на собственное промышленное развитие и импортозамещение создает предпосылки для конфликта интересов. Не все китайские товары для нас одинаково полезны. А некоторые российские компании, безусловно, хотели бы получить доступ к китайскому рынку. Правда, опыт западного бизнеса, хлынувшего в Китай в 90-е и «нулевые» годы, показывает, что это весьма противоречивый по своим результатам процесс.

Вероятно, одна из целей визита заключается в том, чтобы снизить остроту возможного конфликта, договориться о взаимовыгодном партнерстве, устраивающем обе страны. Что далеко не просто.

Прежде всего, экономическая модель современного Китая не слишком благоприятствует внешним закупкам промышленных товаров, за исключением «высокотехнологичной продукции» (таковая должна быть включена в специальный перечень), на которую в январе-апреле 2024 г. пришлась почти четверть китайского импорта. Китайцы, в основном, приобретают за рубежом сырье, продовольствие и комплектующие (например, микросхемы — вторая по величине статья китайского импорта после нефти).

Готовые изделия они предпочитают изготовлять самостоятельно и экспортировать. При этом во многих отраслях производственные мощности избыточны — наследие четвертьвекового экстенсивного роста. Чтобы поддерживать социальную стабильность в стране и не допускать потери рабочих мест, китайские власти активно помогают своим экспортерам, что порой приводит к конфликтам со странами, куда поступает китайская продукция.

Что может предложить в такой ситуации Россия? В первую очередь, да, свои ресурсы. Во время визита, в частности, обсуждался проект магистрального газопровода «Сила Сибири-2», который должен пройти через Монголию. Шансы на то, что он рано или поздно будет реализован, достаточно велики.

Сейчас китайская энергетика базируется на угле, но его добыча в текущем году начала снижаться из-за исчерпания ряда крупных месторождений. Так что, Китай будет неизбежно увеличивать потребление природного газа. В возобновляемую энергетику вкладываются триллионы юаней, но ее вклад в национальную генерацию электроэнергии остается весьма скромным.

Китайским компаниям также предлагают осуществлять инвестиции в Россию, строить у нас заводы и добывать полезные ископаемые. Вообще-то, для китайцев такая деятельность не слишком характерна. Вывозу капитала они однозначно предпочитают вывоз товаров. Но немногочисленные пока примеры таких проектов есть.

Еще один вариант — совместные разработки, например, в авиастроении. Но тут пока с положительными примерами довольно туго. Сотрудничать здесь надо не государствам, а конкретным компаниям. При этом, ни у нас, ни у китайцев нет опыта такой международной кооперации.

Во время визита обсуждалась и проблема платежей, которая действительно стала проблемой из-за американских вторичных санкций. В марте текущего года поставки в Россию китайских машин, оборудования (включая электротехнику), механизмов, их частей и принадлежностей сократились на 15% по сравнению с тем же месяцем 2023 г. Это первый такой спад за 16 месяцев. В январе-апреле в целом уже весь китайский экспорт в Россию уменьшился на 1,9% по отношению к прошлогоднему графику.

Вот здесь действительно требуются какие-то межгосударственные механизмы, потому что бизнес будет бояться санкций. И они, кстати, больше нужны китайской стороне. Российский-то экспорт в Китай за первые четыре месяца 2024 г. прибавил 10,2% по сравнению с уровнем годичной давности.

В целом китайская экономика переживает сейчас не самые лучшие времена. В последние годы самый проблемный сектор в ней — это жилищное строительство. В 2023 г. площадь новых строек в этом секторе сократилась почти на 58% по сравнению с рекордным уровнем 2019 г. Причем, падение продолжается. По данным Национального бюро статистики КНР (NBS), в первом квартале 2024 г. инвестиции в новые жилищные проекты уменьшились еще на 10,5% по сравнению с предыдущим годом до 1,66 трлн. юаней ($230 млрд.). За три месяца стартовало строительство жилых объектов совокупной площадью 125,3 млн. кв. м, что на 28,7% меньше, чем в тот же период годом ранее.

Продажи жилой недвижимости снизились на 23,4%, а совокупная площадь непроданного жилья, наоборот, выросла к концу первого квартала на 15,6% по сравнению с показателем годичной давности до 748,33 млн. кв. м. Это почти столько же, сколько было сдано жилой недвижимости в Китае за весь прошлый год.

Кризис в этой отрасли назревал долго и неотвратимо. Модель экстенсивного роста, по которой страна развивалась с начала 90-х гг., к концу 10-х гг. XXI века дошла до своего естественного предела. Четверть века в Китае стремительно росла численность городского населения. Сотни миллионов человек переселились из деревень в города, и им было нужно новое жилье. Но к настоящему времени этот процесс завершился, а в Китае произошел демографический переход. В 2022 г. численность населения страны сократилась — впервые за многие десятилетия. И есть все основания считать, что новая тенденция является долгосрочной.

Кроме того, яму под собой вырыли девелоперские компании. На протяжении многих лет они наращивали обороты, финансируя свою экспансию за счет кредитов и повышения цен на недвижимость. В результате их производственные мощности превысили потребности рынка, а долги вышли из-под контроля. Падение спроса на жилье после 2019 г. лишило их возможностей для дальнейшего расширения, а к работе в условиях спада они просто не были готовы.

В начале 2024 г. суд в Гонконге принял вердикт о ликвидации компании Evergrande, совсем недавно — крупнейшего китайского девелопера. Еще в 2021 г. она объявила дефолт по долгам, превышавшим $300 млрд. На грани краха находится другой лидер отрасли Country Garden, чья задолженность оценивается в $205 млрд. Кредитный рейтинг государственного строительного гиганта Vanke упал до «мусорного» уровня.

Поэтому многие потенциальные клиенты просто опасаются вкладываться в новое жилье. По данным опроса, проведенного в апреле текущего года китайским филиалом швейцарского банка UBS, 47% респондентов вообще не рассматривают возможность приобретения жилья в ближайшие два года. Это рекордно высокий показатель в истории таких опросов.

Данная проблема непосредственно отражается на состоянии китайского и мирового рынка стали. Ее видимое потребление в стране с 2020 по 2023 г. упало более чем на 100 млн. т, а в текущем году ожидается новое снижение. Китайские металлургические компании в ответ занялись импортозамещением и стали наращивать внешние поставки. За те же 2020-2023 гг. китайский нетто-экспорт стали вырос на 65 млн. т. А за январь-апрель 2024 г. китайские компании отправили за рубеж более 35 млн. т, перекрыв прошлогодний показатель по готовому прокату на 27%.

Впрочем, китайские власти стараются снизить остроту данной проблемы путем стимулирования внутреннего металлопотребления. Министерство финансов КНР заявило о готовности приступить к эмиссии специальных облигаций сроком на 20-50 лет на общую сумму до 1 трлн. юаней. Предполагается, что за счет этих средств будут финансироваться новые инфраструктурные проекты, что тоже обеспечит рост потребления стальной продукции. От 8 до 14 млн. т стали в год может дать реализация другой инициативы по субсидированию обновления промышленного оборудования и обмену старых автомобилей и бытовой техники на новые.

Обсуждается также возможность приобретения государством непроданных квартир, количество которых, по некоторым данным, превышает 65 млн. Конечно, сделки будут, очевидно, совершены с большим дисконтом по отношению к рыночной цене, но девелоперы получат «живые деньги» на уплату долгов и развитие.

Кстати, подобный механизм с выкупом пустующего жилья мог бы быть востребованным и в России. Как сообщают «Известия», ссылаясь на исследование Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ) и Института экономики роста им. П. А. Столыпина (ИЭР), в 2024 г. правительство потратит на субсидирование процентных ставок по программам льготного кредитования порядка 960 млрд. руб., из которых около 550 млрд. руб. пойдет на льготную ипотеку.

Вот — цена затянувшейся борьбы с инфляцией в исполнении Банка России и одна из причин сворачивания большинства льготных программ ипотечного кредитования. Между тем, эти деньги можно было бы потратить на выкуп у девелоперов и банков (с дисконтом) нескольких миллионов квадратных метров жилья, которое можно потом продавать тем же льготникам или использовать в качестве социального.

Понятно, конечно, желание правительства экономить на всем, где возможно. Бюджет по итогам первых четырех месяцев 2024 г. был все-таки сведен с дефицитом почти в 1,5 трлн. руб. Конечно, дальше он уменьшится, и это вообще только 0,8% от ВВП против 3 трлн. руб. и 1,8% от ВВП в январе-апреле прошлого года, но все равно неприятно. Тем не менее, в нынешней обстановке очень многим промышленным компаниям крайне сложно зарабатывать себе прибыль, а государству затем приходится тратить средства на предоставление некоторым из них льготных кредитов на развитие.

«Зажатость» российской экономики все больше сказывается на состоянии отечественного рынка стальной продукции. Видимое потребление в целом неплохое, по отзывам металлотрейдеров, но не растет. Металлургические компании слегка приподняли заводские цены на прокат в мае и планируют точечные повышения на июнь, но в целом происходит стабилизация. Предложение по всем сегментам балансирует на грани избыточного, в том числе, по причине ограниченных объемов экспорта.

На мировом рынке стали в последнее время не происходит значимых событий. В США котировки на стальную продукцию снижаются, в Европе не растут из-за слабого спроса. В большинстве других регионов ценовой уровень определяет Китай. Местные компании пока не снижают объемы экспорта стальной продукции, а цены на нее колеблются в узких пределах.

Другие материалы о российском и мировом рынке стали читайте в разделе "Аналитика".

Приглашаем всех принять участие и в других новых выставках и конференциях, которые состоятся в 2024 г.! Новосибирск 23-24 мая примет конференцию "Стальные трубы: производство и региональный сбыт". Также МСС приглашает принять участие в конференции "Электронная коммерция на рынке металлов", которая пройдет в Москве 3 июня.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 582

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter