Если пропасть нельзя перепрыгнуть одним прыжком... Российский и мировой рынок стали — итоги недели (4-11 сентября 2016 г.)

Если пропасть нельзя перепрыгнуть одним прыжком... Российский и мировой рынок стали — итоги недели (4-11 сентября 2016 г.)
Осенью на рынке стали обычно ждут подъема. Предполагается, что после завершения сезона летних отпусков люди с новыми силами вернутся к работе, в бизнесе начнется оживление, а строители удвоят усилия, чтобы успеть сделать как можно больше до начала дождей и холодов.

Однако по опыту последних лет приходится признавать, что традиции «осеннего роста» несколько устарели. С 2009 года, т. е. за последние семь лет, этот сценарий в международной торговле стальной продукцией реализовался только однажды, в далеком уже 2010 году. В 2015-том котировки на стальную продукцию в начале осени просто плавно снижались, как делали это до и после данного периода. Во все остальные разы цены на прокат немного подскакивали в конце лета, достигая наивысшего уровня в середине августа — начале сентября, а затем, не удержавшись, проваливались вниз, в лучшем случае возвращаясь на оставленные рубежи только после Нового года.

Похоже, и в этом году ситуация с большой вероятностью будет развиваться по привычному неутешительному сценарию. По крайней мере, если в августе среди участников рынка преобладали умеренно оптимистичные настроения, то сейчас в лагере оптимистов «последней из могикан» осталась только корпорация ArcelorMittal, в начале сентября анонсировавшая повышение котировок на листовой прокат на своих европейских подразделениях сразу на 40 евро за т.

Впрочем, Европа сейчас — это особая статья. Местные металлурги предвкушают обвальное падение импорта проката вследствие ряда антидемпинговых расследований, начатых в последние месяцы Европейской комиссией. В то же время, европейская экономика что-то не блещет особыми достижениями. Промышленность, за исключением, разве что, автомобилестроения стагнирует. Проблемы летом этого года появились даже у германских компаний. Строительная отрасль демонстрирует околонулевые результаты. Европейский центральный банк держит процентную ставку на нуле и собирается выкупать у банков еще больше зависших на их балансах когда-то ценных бумаг, но реальному сектору это почему-то не помогает.

Правда, от Евросоюза и раньше никто ничего не ждал, а вот текущая ситуация в Китае уже вызывает серьезное беспокойство. Внутренние цены на стальную продукцию в стране в начале сентября покатились вниз. Котировки на арматуру и железную руду в Шанхае и Даляне опустились до самого низкого уровня за последние шесть недель. Причем, если августовский рост происходил, по большей части, на благоприятных ожиданиях, т. е. на виртуальности, то теперь основания более реальные. Участники китайского рынка начали сомневаться в том, что осенью потребление стали в стране действительно возрастет.

С одной стороны, предаваться унынию еще рано. Пока что в Китае пошел на спад только видимый спрос. Дистрибьюторы заполнили склады и теперь ждут, когда завершится дождливый сезон, и им повалят новые заказы от строителей. Автомобилестроители и производители бытовой техники провели основные закупки в конце августа. Правительство обещает поддержать экономику посредством запуска нескольких сотен инфраструктурных проектов, каждый из которых потянет на несколько миллиардов долларов.

Все это так, но, с другой стороны, проблемы возникли и обостряются в строительной отрасли, на которую весной и летом возлагали такие большие надежды. Чуда не произошло. Китайский рынок жилья достиг точки насыщения еще в 2013 году и уперся в потолок платежеспособного спроса. Новые кредиты и либерализация, объявленная в начале весны, по большому счету, только подстегнули спекуляцию. Сейчас власти ряда крупных городов вынуждены снова закручивать гайки, чтобы избежать опасного перегрева рынка. Высокая задолженность китайских компаний и отсутствие видимых перспектив по ее снижению заставляют их ограничивать инвестиционную активность. В результате деньги в Китае сейчас тратят в основном государство и государственные корпорации, но и им надо заботиться об эффективности и обоснованности трат.

Экспортные котировки на китайскую стальную продукцию достигли максимального уровня как раз в конце августа. В сентябре же началось отступление — пока медленное и не по всем фронтам. Еще остается в силе вариант, в рамках которого спад на китайском рынке имеет кратковременный характер. Но если в ближайшие две недели внутренний рынок не активизируется снова, китайцам придется наращивать усилия за рубежом и возвращать себе клиентов, ушедших в последние несколько недель к другим поставщикам, в частности, российским.

Пока что отечественные производители планируют на сентябрь небольшое повышение экспортных котировок. Но возможное усиление конкуренции со стороны Китая может стать существенной угрозой для их планов. Кроме того, проблемы испытывает еще один важный для российских меткомбинатов региональный рынок — Ближний Восток. В Турции внутренний спрос не может толком восстановиться после падения в июле, а на экспорте у местных прокатных заводов — покупателей российской заготовки — дела явно не улучшаются.

Надежды на то, что заявления о заморозке добычи вызовут подъем мировых цен на нефть, весьма невелики. Главные беды мирового рынка нефти заключаются не столько в избыточном предложении, сколько в слабом спросе в Китае, других азиатских странах, Европе, США. Поэтому арабским странам приходится все сильнее затягивать пояса. О переходе к режиму жесткой экономии всерьез говорят в Саудовской Аравии. В Эмираты, где ситуация получше, везут арматуру, заготовку и листовой прокат с половины мира, что приводит к снижению цен.

На российском рынке тем временем пытается с ходу оттолкнуться от дна арматура. Ряд дистрибьюторов в Москве внезапно увеличили стоимость этой продукции до более 30 тыс. руб. за т, вернув ее на уровень месячной давности. Металлурги, сбавив задним числом цены по августовским контрактам, похоже, больше не намерены идти на серьезные уступки. И их можно понять: внутренние котировки на арматуру достигли примерного паритета с экспортом и совсем незначительно превышают полуфабрикаты.

В то же время, в секторе горячекатаного проката дисбаланс остается. В результате на споте данная продукция шаг за шагом спускается вниз несмотря на нежелание металлургов вносить какие-либо изменения в прайс-листы. И для этого опять-таки есть причины. До последнего времени экспортная конъюнктура складывалась для меткомбинатов вполне благополучно, а объем предложения вследствие проведения ремонтов на отдельных предприятиях не назовешь избыточным. Цены на холоднокатаный прокат и листовую сталь с покрытиями устойчивы и не собираются снижаться.

Тем не менее, среди потребителей преобладают пессимистичные настроения. И это проблема не только рынка стали, но и отечественной экономики в целом. Как указывают различные источники, она продолжает жить в режиме экономии, что препятствует восстановлению потребительского спроса. По данным исследовательского холдинга «Ромир», реальные расходы граждан сократились до уровня 2012 года. Продолжают сокращаться вложения в основной капитал. Причем, причина здесь заключается не в дороговизне кредитов — они никогда не были главным источником инвестиций, а в неуверенности компаний в окупаемости проектов и стагнации либо снижении доходов.

Правительство в последнее время тоже озаботилось вопросами экономии. По СМИ прокатились тревожные новости об опасности скорого исчерпания резервного фонда. Глава Счетной палаты Татьяна Голикова заявила о возможности сократить государственные расходы на 1 трлн. руб. за счет более эффективного использования средств. Опять замораживаются пенсионные накопления. Появились предложения о сокращении даже оборонного бюджета.

В принципе, такая постановка вопроса логична. Из-за падения цен на нефть доходы государства упали, возник дефицит бюджета. Покрывать его за счет заимствований по ряду причин неприемлемо. Рассчитывать на скорый подъем нефтяных котировок не приходится. Затыкать дыры «нарисованными» рублями в больших количествах нельзя, ибо это повысит инфляцию и вообще неприлично. Не Америка мы, чай. Остается только уменьшать расходы.

Однако тратя меньше денег, государство сужает все тот же проклятый совокупный спрос и тем самым усиливает экономический спад. Компенсировать это можно только за счет расширения экспорта, но для нас и это проблематично. Несырьевой сектор российской экономики заточен, прежде всего, на удовлетворение внутреннего спроса. Импортозамещение — это, конечно, хорошо, но не решает полностью проблему с конечным потребителем.

Новости по теме

Возможно, именно в эту проблему уперлись все антикризисные планы и программы. Не зря подача предложений от команды Алексея Кудрина и Столыпинского клуба отложена до 2017 года. Как-то это все похоже на известную притчу о Ходже Насреддине, эмире и ишаке. Так потянуть еще годик, глядишь, цены на нефть таки пойдут вверх, и все решится само собой.

Вообще, эти программы выглядят несколько загадочно. Если «столыпинцы» возлагают основные надежды на печатный станок — без учета фактора конечного потребления, то в либеральном спектре российской экономической мысли очень много говорят о необходимости проведения структурных реформ, без чего невозможно ускорение темпов роста. В частности, на состоявшемся в начале сентября международном банковском форуме в Сочи на эту тему высказался директор сводного департамента макроэкономического прогнозирования Минэкономразвития России Кирилл Тремасов.

Но много говоря о реформах, сами реформаторы почему-то почти никогда не конкретизируют, а что, собственно, они имеют в виду. В лучшем случае, упоминается о совершенствовании системы судов и правоохранительных органов, снижении административного давления на бизнес, борьбе с коррупцией. Предлагается как-то стимулировать предпринимательскую инициативу среднего класса и среднего бизнеса. Некоторые идеологи, вроде бы, затрагивают такие темы как снижение доли участия государства в экономике, пенсионную реформу (очевидно, повышение пенсионного возраста и переход на накопительную систему), изменение трудового законодательства в пользу работодателей.

Многие из этих рецептов мы, правда, уже использовали в 90-тые годы, откуда, кстати, и происходят многие сегодняшние беды российской экономики, в частности, коррупция, сращивание недобросовестного бизнеса с административным аппаратом и локальные монополии, препятствующие развитию независимых фирм. Но здесь единственным выходом, судя по опыту таких стран как Сингапур, Южная Корея или даже США в 60-е годы, может быть только сильная, прочная, жесткая, решительная и не сильно коррумпированная государственная власть, которая сможет прижать коррупцию хотя бы на низовом уровне, чтобы дать шанс небольшим компаниям, возникшим только на предпринимательском таланте их лидеров и труде их сотрудников, со временем стать крупными, а потом и очень крупными. Однако чтобы обеспечить хотя бы запуск этого процесса, в экономике должно быть не меньше, а больше государства. По крайней мере, в конкретных российских условиях, где многие хорошие вещи делаются только после живительного пинка из Кремля.

Если пропасть нельзя перепрыгнуть одним прыжком, ее невозможно преодолеть и в два прыжка. Нужно медленно, упорно и методично строить мост. Для отечественной экономики выход может заключаться только в создании условий для возобновления роста совокупного спроса. Государство должно иметь в своем распоряжении больше средств, а люди — иметь возможность зарабатывать деньги и не бояться их тратить.

Для этого нужны рабочие места, требующие высококвалифицированного труда и дающие высокие зарплаты, нужно собственное производство качественных потребительских товаров, нужна развитая и конкурентная сфера услуг. Как этого добиться? Создавать соответствующие отрасли, поощрять науку и образование, бороться с коррупционерами и другими паразитами, присваивающими результаты чужого труда. Это и есть цели, а все остальное — только средства.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 432

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter