Нас пугают... Российский и мировой рынок стали — итоги недели (11-18 сентября 2016 г.)

Нас пугают... Российский и мировой рынок стали — итоги недели (11-18 сентября 2016 г.)
А-а-а!!! Все плохо, плохо, плохо!... В последнюю неделю в российских СМИ как-то стало больше пессимистичных материалов по состоянию отечественной экономики и тревожных новостных сообщений. Возможно, это предвыборное обострение...

Да, если говорить объективно, радоваться особенно нечему. В российской экономике наблюдается некое промежуточное состояние между спадом и стагнацией, Доходы населения продолжают уменьшаться, что мощно тянет книзу потребительский рынок и такие отрасли как автомобилестроение и строительство. В мире вокруг нас становится тревожнее и, скажем так, очень плохо пахнет. Цены на нефть, поманив призраком роста в первой декаде сентября, снова пошли вниз, опустившись до минимальной отметки за последний месяц.

Очень в тон здесь прошло широко освещенное в прессе и электронных информлентах выступление заместителя министра финансов Максима Орешкина, предсказавшего возможное падение нефти до $30 за баррель вследствие «жесткой посадки» экономики Китая и массу неприятностей для нашей страны, бюджет которой все еще на 40% наполняется отчислениями от экспорта энергоносителей.

Новости по теме

Нет нужды говорить о том, что возвращение «черного золота» на уровень января-февраля текущего года — это действительно очень плохо. Впрочем, нечто подобное мы уже переживали, и ничего, вроде бы, - как-то до сих пор живы. Однако «стрессовый сценарий» Минфина исходит из долговременного провала нефтяных котировок — как бы не на несколько лет. Вот тогда нам действительно придется очень туго. В первую очередь, потому что резко упадут расходы государства, которые являются одной из важнейших составляющих совокупного спроса в России. Но насколько оправданы страхи «экспертов» Министерства финансов?!

Начнем с вопроса о том, что может вызвать такой обвал мирового рынка нефти. По словам Максима Орешкина, причиной этого может стать ухудшение ситуации в мировой экономике, причем, значительные риски связаны с Китаем. В последние годы КНР вынуждена менять структуру своей экономики, так как прежний механизм, заключавшийся в постоянном расширении товарного экспорта, перестал работать. Ставка на увеличение внутреннего потребления, которую, согласно их заявлениям, делают китайцы, во-первых, не бесспорна, а, во-вторых, не в состоянии обеспечить прежние темпы роста.

В результате потребление ресурсов в стране стагнирует или вовсе снижается (в частности, по данным местных специалистов, в Китае продолжает сужаться спрос на стальную продукцию). Так как одним из основных источников подъема мировых цен на нефть в «нулевые» годы и начале 10-х являлся постоянный рост китайского импорта, теперь резко замедлившийся, рынок оказался в положении наркомана, внезапно слезшего с иглы. А если Китай из-за экономического спада начнет и вовсе сокращать закупки нефти, все «прелести» ломки, как говорится, гарантированы.

Как свидетельствует ситуация на китайском рынке стали, обстановка в экономике страны и в самом деле выглядит достаточно тревожной. Внутренние котировки на полуфабрикаты и сортовой прокат опустились до минимального уровня почти за полтора месяца. Китайские экспортеры заготовки и горячекатаного проката, в течение всего августа поднимавшие цены, теперь идут на уступки, а потребители ждут от них еще большого удешевления стальной продукции. Под большим вопросом повышение экспортных котировок, намеченное российскими производителями стали. Видимый спрос на прокат в Китае, в конце лета расширявшийся на волне оптимистичных ожиданий, теперь падает, так как эти ожидания пока не торопятся воплотиться в жизнь.

В то же время, не стоит забывать о том, что Китай «хоронят» еще с прошлого года, а он все оказывается «живее всех живых». В начале марта правительство КНР уже организовало мощный рывок, которого хватило на полгода. А ведь все ограничивалось тогда заявлениями и некоторой либерализацией рынка недвижимости. К сентябрю подъем в секторе жилищного строительства начал понемногу сходить на нет, но власти снова готовы поддержать отрасль запуском ряда крупных инфраструктурных проектов, в которые планируется инвестировать несколько сотен миллиардов долларов. Неожиданно высокие показатели продемонстрировало в августе китайское автомобилестроение, несколько ускорился рост в промышленности в целом и розничной торговле. Поэтому говорить о наступлении спада в Китае преждевременно. Может, в ближайшие месяцы там не произойдет нового скачка, но обвал еще менее вероятен.

Здесь следует отметить, что китайская экономика — это велосипед. Она более-менее устойчива, пока движется вперед. Там действительно накопилось множество проблем. Дай лишь небольшую слабину, и они с оглушительным шумом и треском вырвутся наружу. Создается впечатление, что китайское правительство, щедро бросая деньги в железнодорожное и прочее строительство, просто покупает таким образом время на проведение реальных преобразований.

В этом году власти, наконец, подступились к проблеме компаний-«зомби», отягощенных миллиардными долгами, которые уже никогда не вернут. Решения пока нет, но его, по крайней мере, пытаются найти, не обрушивая попутно финансовый сектор, как случилось в конце 90-тых в Японии и Корее. Происходит ликвидация избыточных мощностей — более успешная в угледобывающей промышленности, менее — в металлургической. Параллельно потихоньку растут сектор услуг и так называемые «новые» высокотехнологические отрасли, например, производство промышленного оборудования. Наконец, постепенно сдвигаются с места проекты, разрабатываемые в рамках Великого Шелкового пути.

Безусловно, Китай при этом снижает спрос на все виды ресурсов, от железной руды до нефти. Но этот процесс все-таки не имеет шокового характера. И можно надеяться на то, что правительство страны и дальше удержит экономику под контролем, не дав ей внезапно провалиться.

Более серьезные риски для мировой экономики и рынка нефти как ее части представляет собой обстановка в западных странах. В США уже больше полутора лет подряд сокращается промышленное производство. Американские металлургические компании в конце августа были вынуждены снизить загрузку мощностей до минимального уровня за текущий год. Эффект от резкого падения импорта проката в конце прошлого года исчерпан до конца. Внутренние цены на листовую продукцию в США опускаются уже три месяца подряд, потеряв за это время почти 15% стоимости. На очень высоком уровне находится совокупная задолженность американских корпораций. ФРС потому-то и приходится держать процентную ставку почти на нуле, потому что даже незначительное ее повышение может привести к целой волне дефолтов. Аналогичную политику вынужден проводить и Европейский Центральный банк.

Конечно, у Америки большие резервы прочности и очень большие возможности по «экспортированию» кризиса в другие государства и регионы. Но риск повторения событий осени 2008 года, причем, в еще более жестком варианте, все-таки есть, и его нужно учитывать. Конечно, в таком случае мировые цены на нефть провалятся и до $30 за баррель, и ниже, но это явно будет не самой большой неприятностью, что может нас ожидать.

Прочие опасности на мировом рынке нефти уже не сулят столь глубокой и длительной... депрессии. Существенное расширение объемов предложения этого сырья в обозримом будущем маловероятно. Иран уже восстановил добычу до максимально возможного уровня, а дальнейший рост требует времени и многомиллиардных инвестиций. На американских месторождениях работает больше буровых установок, чем в середине текущего года, но увеличения производства не происходит.

Буквально последним резервом нефтяных «медведей» (не путать с хакерами из Fancy Bear!) является Ливия, где одна группа местных бандюков... то есть, конечно, некое признанное международным сообществом «правительство» недавно захватило все экспортные терминалы и обещает оперативно расширить поставки на 500-700 тыс. баррелей в день. Это, правда, не более 0,75% мирового потребления, но для избыточного рынка и такого воздействия хватит, чтобы обрушить цены.

Однако, если нового глобального кризиса или новой Мировой войны таки не произойдет, у нефти есть хорошие шансы на отскок через пару лет. По данным International Energy Agency (IEA), в 2016 году объем инвестиций в мировую нефтегазовую отрасль может упасть на 24% по сравнению с прошлым годом, когда был зарегистрирован спад на 25%. То бишь, всего за два года капиталовложения упадут от более $770 млрд. до около $450 млрд. Более того, снижение может произойти и в 2017 году, а спада инвестиций в нефтегазодобычу на протяжении трех лет подряд не было никогда в мировой истории!

Это означает, что рано или поздно нынешний избыток на мировом рынке нефти превратится в дефицит, а цены пойдут вверх. Правда, когда они достигнут тех $80 за баррель, которые, по словам Максима Орешкина, нужны для балансирования российского бюджета, - вопрос открытый. Судя по всему, очень не скоро...

Собственно, российское правительство, расходуя резервные фонды и экономя, на чем может, тоже покупает время. Реструктуризация экономики происходит не только в Китае, но и у нас. И хотя проблем здесь очень много, а российские власти, похоже, по ряду соображений принципиально не хотят смягчать спад с помощью широкомасштабных госинвестиций, как в Китае, первые результаты уже есть. По данным Института проблем естественных монополий (ИПЕМ), возобновился рост в машиностроении, не относящемся к потребительскому сектору. Увеличивается производство комплектующих. О подъеме в сельском хозяйстве и сопутствующих отраслях не вспоминает только ленивый. Местные власти, из тех, что почестнее и покомпетентнее, всерьез озаботились проблемой привлечения инвестиций в реальную экономику.

Обнадеживающие признаки есть и на российском рынке стали. Внезапный подъем спотовых котировок на арматуру, пожалуй, имеет в значительной мере искусственный характер и вряд ли продлится долго. Но горячекатаный тонколистовой прокат сохраняет относительную устойчивость несмотря на постоянное стремление потребителей к его удешевлению. А продукция с наиболее высокой степенью добавленной стоимости — холоднокатаный, оцинкованный и окрашенный прокат — вообще пользуется достаточно высоким спросом, в последние пару месяцев, как минимум, не уступающим прошлогодним показателям.

Понятно, что не все у нас хорошо, и прогнозы ВШЭ и других специалистов о минимальных темпах роста российской экономики в ближайшие два-три года вполне могут оказаться верными. Однако макроэкономические индикаторы — это всегда «средняя температура по больнице», так что у некоторых «пациентов» дела могут обстоять просто блестяще. Поэтому — хватит падать, пора расти! И нечего бояться!

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 634

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter