Чем измерить рост? Российский и мировой рынок стали — итоги недели (16-23 октября 2016 г.)

Чем измерить рост? Российский и мировой рынок стали — итоги недели (16-23 октября 2016 г.)
Прошедшую неделю для российских металлургов можно назвать умеренно оптимистичной и позитивной. Конъюнктура мирового и внутреннего рынка позволяет рассчитывать на увеличение стоимости стальной продукции как внутри страны, так и за рубежом. Президент и премьер-министр в своих выступлениях отметили наличие целого ряда позитивных тенденций в экономике страны, что дает скромные поводы для оптимизма. Стабилизация достигнута, теперь на повестке дня задача перехода к устойчивому росту. Однако с этим как раз могут возникнуть проблемы.

По данным «Ведомостей», в долгосрочном прогнозе финансово-экономического развития до 2035 года, подготовленном Министерством экономразвития, средние темпы роста российской экономики после выхода из спада в 2017 году оцениваются всего в 2% в год. Причем это еще можно назвать некоторым прогрессом по сравнению с оценками Центра стратегических разработок Алексея Кудрина, который дает не более 1% роста, правда, только на ближайшие два года. Эксперты по-прежнему предпочитают искать и находить слабые места в отечественном хозяйстве, отказывая ему в долгосрочных перспективах.

На самом деле вопрос о темпах роста ВВП отнюдь не праздный и не абстрактный несмотря на достаточную условность этого показателя, представляющего собой типичную «среднюю температуру по больнице». Торможение российской экономики началось не в середине 2014 года, когда провалились мировые цены на нефть. Проявления стагнации или спада в строительной отрасли, автомобилестроении, производстве бытовой техники, железнодорожном машиностроении, инвестициях в основной капитал начались еще в 2013 году, когда западные кредиты продолжали поступать в российские банки, а нефть стоила дороже $100 за баррель.

Представляется, что в то время Россия столкнулась с теми проблемами, что и западные страны десятилетием ранее. Ее рынок в целом стал насыщенным. Высокие темпы роста в жилищном строительстве и производстве легковых автомобилей, продолжавшиеся с середины прошлого десятилетия и до 2011-2012 годов, можно объяснить наличием большого неудовлетворенного спроса, накопившегося во многом еще с начала 90-х, а также весьма быстрым ростом доходов российского среднего класса, особенно, в Москве и других крупных городах. Но этот рост неизбежно уперся в потолок платежеспособного спроса. Кто мог и хотел, тот обзавелся квартирами, домами и машинами, а новым потребителям неоткуда было взяться.

Кризис 2008-2009 годов только ненадолго прервал гонку за потреблением, что и обеспечило потом высокие темпы восстановительного роста в 2010-2012 годах. Но сейчас рассчитывать на повторение этой ситуации не приходится. Финансовые возможности государства резко сократились вследствие удешевления нефти, которая, возможно, больше уже не вернется к сверхвысоким ценам начала 10-х. В обозримом будущем не стоит ждать новых массированных капиталовложений в инфраструктуру, благодаря которым преобразился вид Сочи, Москвы и некоторых других российских городов. Правительству приходится урезать оборонный заказ, лишая части поступлений производителей военной техники.

Уровень доходов среднего класса сократился, значительно уменьшилось количество рабочих мест в непроизводящих секторах (продажи, реклама и маркетинг, информационная сфера). Может, для экономики в целом это и неплохо, но для потребительского рынка — однозначно нехорошо. Между тем, государственные и потребительские расходы вносят очень значительный вклад в национальный ВВП. Например, в Японии потребление домохозяйств создает две трети этого показателя.

Падение российского ВВП в последние два года происходило, главным образом, за счет тех секторов, что оказались «переразвитыми» в период потребительского бума середины «нулевых» - начала 10-х, оплаченного нефтяными сверхдоходами. Приходится признать, что в стране были созданы избыточные мощности по производству легковых автомобилей, а количество торговых центров перекрыло все мыслимые нормы. Высокие цены на жилье сузили объем рынка и в конечном итоге спровоцировали резкий спад в строительстве.

Таким образом, выходит, что и потребление стальной продукции в стране, выйдя на пик в 2013-2014 годах, оказалось завышенным. Судя по всему, видимый спрос на арматуру еще очень долго не вернется на уровень 9 млн. т в год, а значительная часть существующих мощностей либо останется невостребованной, либо будет вынуждена переориентироваться на экспорт — если, конечно, позволит конъюнктура.

Сейчас, во второй половине октября, текущая обстановка на мировом рынке стали выглядит достаточно благоприятной для российских металлургов. Две ключевые для них страны — Китай и Турция — демонстрируют рост. В Китае после невнятного сентября снова пошли вверх закупки стальной продукции со стороны как строительной отрасли, так и машиностроения. Местные компании поднимают внутренние ноябрьские цены на прокат и увеличивают его стоимость на внешних рынках. Во многом благодаря повышенному спросу внутри страны в сентябре уменьшился китайский экспорт стали, объем которого по итогам девяти месяцев лишь незначительно превышает прошлогодний график.

Турция, со своей стороны, приходит в себя после длительного спада, вызванного как обострением отношений с Россией в первой половине текущего года, так и последствиями неудавшегося переворота в середине июля. В октябре в стране наблюдалась активизация спроса как на сортовой, так и на листовой прокат, что дало местным производителям возможность поднять внутренние цены, а российским экспортерам заготовки и горячекатаных рулонов — пересмотреть котировки в сторону повышения, выведя их на максимальный уровень с начала июня, а то и с конца мая текущего года.

Прочные позиции за рубежом, безусловно, стали одной из причин анонсированного меткомбинатами ноябрьского повышения отпускных цен на горяче- и холоднокатаный прокат. Однако проблема в том, что этот рост, базирующийся на внешних факторах, нельзя назвать устойчивым. Китайский рынок стали в этом году движется рывками: периоды оживления сменяются длительными паузами. И достаточно велика вероятность, что в ноябре видимый спрос опять пойдет на понижение. Производство стали в Китае увеличивается, а соответственно повышается риск нового кризиса перепроизводства.

Для Турции ахиллесовой пятой является экспорт. Причем если с листовым прокатом все пока нормально благодаря резко возросшим поставкам в Евросоюз, то на Ближнем Востоке спрос на турецкий сорт снижается из-за дешевой нефти, которая становится все более серьезным испытанием для богатых государств Персидского залива и их «клиентов» (например, Египта). Кроме того, турецким производителям арматуры грозят антидемпинговые пошлины в США.

Антидемпинг весьма серьезно угрожает и российским металлургам. Идет расследование по горячекатаному прокату в Европе, а региональная сталелитейная ассоциация Eurofer призывает к введению еще более суровых мер по ограничению импорта стальной продукции. Петицию о проведении расследования в отношении российских поставок горячекатаных рулонов получило Министерство экономики Турции. На внутреннем рынке цены на прокат находятся на весьма высоком уровне, но с дополнительным спросом есть проблемы.

И в самом деле, благодаря чему прежний спад в российской экономике превратился в нынешний ноль? С одной стороны, приближается к завершению сброс избыточных мощностей в секторах строительства, автомобилестроения, розничной торговли, услуг. Конечно, там еще не наступила нормализация, но, по крайней мере, текущие показатели уже не так сильно отстают от уровней годичной давности. С другой стороны, рост демонстрируют те отрасли, что достигли расширения производства за счет импортозамещения или экспорта, - сельское хозяйство с пищевой промышленностью, легпром, химия и нефтехимия, производство комплектующих и некоторых видов оборудования.

Однако насколько велики резервы роста в этих сферах? Ведь даже в самых импортозамещающих секторах можно рано или поздно столкнуться с потолком платежеспособного спроса. Так, российские производители листового проката с покрытиями в этом году успешно отгрызли кусок внутреннего рынка у импортеров, но куда им развиваться дальше, если не увеличивается внутреннее потребление?! Кстати, российские поставщики арматуры еще в 2015 году заместили большую часть импорта. Сильно это им помогло?! (Вообще-то, помогло: сейчас стоимость арматуры в России почти на 30% выше, чем год назад. Хотя немалую роль в этом сыграл антидемпинг, практически отрезавший от российского рынка украинских конкурентов).

Поэтому вопрос о темпах роста российской экономики после восстановления 2017-2018 годов — это на самом деле вопрос о том, как и за счет чего увеличить платежеспособный спрос на российскую продукцию. Очевидным ответом на него является несырьевой экспорт. Не зря правительство в последнее время педалирует эту тему и обещает экспортерам всяческую поддержку, включая упрощение регулирования.

Конечно, чтобы добиться успеха на этом пути, российским компаниям придется проделать огромную работу. Мировой рынок сейчас переполнен. Найти в нем свою нишу можно лишь, фигурально выражаясь, предлагая продукт с западным качеством по цене, сравнимой с китайской, либо вообще нечто уникальное, не имеющее приемлемых аналогов, наподобие российских ядерных реакторов или комплексов ПВО. Но экспортная ориентация в высокотехнологичных секторах — это сильнейший стимул для экономики. В свое время именно так вырвалась из нищеты Южная Корея, а в последнее время ее путь повторяет Китай.

Проблема здесь видится в том, что российские промышленные компании недостаточно сильны для экспансии на мировой рынок. Самый успешный пример подобной стратегии демонстрирует «Росатом», но у него и масштабы соответствуют уровню задач. Второй путь успешной международной деятельности показывают «сфокусированные» производители — европейские, американские, восточноазиатские компании, которые имеют узкий сортамент продукции, но зато достигли совершенства в ее разработке и изготовлении и поэтому снабжают ею весь мир. Российских компаний такого рода что-то не припоминается, хотя их подобием можно назвать производителей премиальных нефтегазовых труб — ТМК и ОМК. И эту проблему быстро не решишь деньгами или государственной поддержкой. Нужны время и усилия — прежде всего, чтобы создать инженерно-конструкторскую школу и поднять культуру производства.

Вторым возможным источником российского экономического роста при условии долгосрочной стагнации мировых сырьевых цен может быть только внутренний потребительский рынок. И здесь задачей номер один является формирование нового среднего класса, который будут составлять, условно говоря, не банковские клерки, менеджеры по продажам и пиарщики, а конструктора, инженеры, преподаватели и квалифицированные технические специалисты. Но для этого России необходимо запустить процесс положительной обратной связи, когда расширение производства дорогостоящей продукции с высокой добавленной стоимостью будет способствовать повышению уровня оплаты труда и росту государственных доходов за счет налогов и сборов, а расширение потребительского рынка и государственных расходов будет создавать дополнительный спрос на отечественную продукцию.

Если пропасть нельзя перескочить одним прыжком, через нее надо строить мост. И строительным материалом для него могут служить только инвестиции, технологии, знания, умения и деньги — те, что реально зарабатываются своим трудом. А главная задача государства в этом строительстве — обеспечить такой порядок, чтобы эти заработанные трудом деньги никто не смел отобрать!

О современном состоянии российского рынка стали, прогнозах и ожиданиях на 2017 г. Вы сможете узнать на конференции «Российский рынок металлов», которая состоится в Москве 7 ноября.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 452

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter