Нам надо жить теперь по-новому. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (8-15 октября 2017 г.)

Нам надо жить теперь по-новому. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (8-15 октября 2017 г.)
Мировой рынок стали перешел в режим краткосрочных колебаний. Цены то падают, то снова подрастают под влиянием каких-то внезапных поворотов, основным источником которых является Китай. В то же время, эти скачки вверх и вниз происходят внутри достаточно узкого интервала. Это, в частности, позволяет российским меткомбинатам, поднявшим внутренние котировки в октябре, планировать на следующий месяц их пролонгацию несмотря на слабеющий перед приходом зимы видимый спрос на стальную продукцию.

Вообще, неопределенность сейчас характерна буквально для всего. На мировом рынке стали, в экономике, политике, финансах все неясно, находится в переходном состоянии либо на развилке, на точке бифуркации, откуда может двинуться практически в любую сторону. Степеней свободы — масса! И одновременно все достаточно жестко завязано на несколько основных сценариев.

Для стальной продукции на ближайшие несколько месяцев определяющим станет баланс плюсов и минусов в Китае, от которого в значительной степени зависят и экспортные цены на заготовку и листовой прокат российского производства. Прошедшая неделя началась, скорее, с минусов — очередных негативных ожиданий, связанных с возможным замедлением китайской экономики, но завершилась, скорее, на плюсах.

В центре внимания в Китае сейчас находится борьба за чистый воздух, оказывающая глубокое влияние на промышленную политику страны, а через нее — на мировые рынки. Так, еще в первой половине текущего года в стране было закрыто множество горнодобывающих комбинатов, шахт и предприятий ряда наиболее «грязных» отраслей. Побочным эффектом этих мероприятий стал дефицит и резкий взлет цен на природные ресурсы, а также продукцию их переработки — редкоземельные элементы, вольфрам, цинк, медь, ферросплавы, огнеупоры, графитированные электроды. Сейчас наступает очередь черной металлургии.

В соответствии с обнародованной в августе правительственной программой, в 28 городах страны предусматривалось снижение загрузки мощностей по производству агломерата, кокса и чугуна в период с 15 ноября по 15 марта, т. е. в течение отопительного сезона. Однако за лето местным властям так и не удалось добиться уменьшения уровня загрязненности атмосферного воздуха, поэтому во многих местах потребовали сокращения выпуска на «грязных» производствах уже в октябре. Среди этих мест оказался и Таншань, крупнейший металлургический центр Китая. И то, что в ближайшие месяцы там, очевидно, будет выплавлено меньше чугуна и стали, чем прошлой зимой, это бесспорный плюс к ценам на стальную продукцию.

Правда, меньше чугуна — меньше спрос на железную руду, которая в течение недели уже опускалась до менее $60 за т CFR Китай, а вскоре может упасть еще ниже. Для рынка стали — это минус, который, правда, отчасти нейтрализуется новым плюсом: рекордным импортом ЖРС в сентябре — впервые свыше 100 млн. т. А если это расширение закупок хотя бы в некоторой степени было вызвано уменьшением добычи руды в Китае — это еще один солидный плюс. Наконец, целый большой и жирный плюсище — падение китайского экспорта стали в сентябре до всего лишь 5,14 млн. т, самого низкого показателя с февраля 2014 г. А на следующей неделе начинается очередной съезд Коммунистической партии Китая, на котором, вероятно, будет сказано немало приободряющего и стимулирующего — опять потенциальная серия плюсов.

Может быть, в конце октября — начале ноября эти плюсы снова сменятся минусами, но пока что мировой рынок стали после некоторого понижения в последние три-четыре недели должен развернуться в сторону роста. Тем более, что перестал действовать еще один неблагоприятный фактор. В Турции падение цен на металлолом сменилось повышением, масштабы которого составили порядка $15-20 за т всего лишь за неделю. Дальше подъем, правда, скорее всего, застопорится вследствие того что турецкие металлурги в основном закупились ломом на ноябрь и теперь наверняка сделают паузу, но и российская заготовка может укрепиться, например, где-нибудь недалеко от отметки $500 за т FOB.

Для отечественного рынка эта смена знака, скорее всего, означает, что металлургические компании не станут менять отпускные цены в ноябре. Разве что, в самом конце текущего месяца экспортные котировки внезапно обвалятся под грузом новых минусов, но пока это выглядит маловероятным. Как говорится, экспортный паритет никто не отменял. Безусловно, на уровне видимого спроса это отразится не лучшим образом. Потребление и так начинает сокращаться под воздействием сезонных факторов, а тут еще и дороговизна!

Хотя можно отметить, что наибольшее негативное воздействие на российский рынок стали оказывают не высокие цены на прокат сами по себе, а нестабильность и волатильность. Так, с начала текущего года средний уровень спотовых цен на арматуру А500С размером 12 мм в Москве варьировал от менее 27 тыс. до более 40 тыс. руб. за т с НДС, причем для перехода от минимальных котировок к максимальным потребовались какие-то три месяца. Стоимость швеллера средних размеров подскочила от менее 37,5 тыс. руб. за т в январе до более 50 тыс. руб. в октябре. Тонколистовой горячекатаный прокат сначала упал от более 42 тыс. до 32-33 тыс. руб. за т, а потом опять вырос до свыше 44 тыс. руб. за т. Причем многие потребители считают нормальными и обоснованными цены, находящиеся вблизи нижних границ этих интервалов.

Вроде бы, ничего невероятного в каждом из этих условий нет, но последние несколько лет приучили к тому, что всего предугадать невозможно. Откуда-то вылезет нечто непредвиденное и неожиданное и обрушит все прежние расчеты. Правда, отметим, что в текущем, да и в прошлом году основные сюрпризы происходили со знаком «плюс». Например, Китай проводит успешную политику по стимулированию экономического роста, основные экспортеры нефти договорились о сокращении добычи, а в Турции, которую колотило весь шестнадцатый год и добрую треть семнадцатого, установилось относительное спокойствие.

Поэтому можно предположить, что и в России стоимость стальной продукции в ближайшее время, скорее, будет завышенной, чем заниженной. Впрочем, это еще как посмотреть! Наш рынок неотделим от мирового, так что в условиях долгосрочной стабильности рубля внутренние котировки будут колебаться в унисон с экспортными, а их средний уровень будет тяготеть к докризисным показателям 2012-2013 годов... правда, в долларовом эквиваленте.

Вообще, если цены на прокат на мировом рынке будут так же как сейчас колебаться в относительно узком интервале, для российских поставщиков металлопродукции это станет безусловным плюсом. Проблема сейчас заключается в том, что из-за волатильности 2015-2017 годов рынок никак не может расставить правильные ориентиры. А если потребители, наконец, привыкнут к тому, что арматура, например, должна стоить от 30 тыс. до 40 тыс. руб. за т, а все, что выше или ниже — это краткосрочные экстримы, в строительных сметах, по крайней мере, будут учитываться более-менее реалистичные цены.

Кстати, минимальная инфляция и относительно стабильный курс рубля — тоже, если разобраться, новые условия и новые вызовы для российского бизнеса. И здесь совершенно прав министр экономического развития Максим Орешкин, заявивший, что эти факторы выдвигают повышенные требования к эффективности бизнес-моделей отечественных компаний. Если ранее можно было маскировать недостаточную рентабельность бизнеса постоянным ростом цен и соответственно выручки, то теперь это становится невозможным. Нужно действительно уметь считать деньги, рассчитывать проекты, отлаживать бизнес-процессы.

Совершенно по-другому должны строить свою работу и банки, которые, создается впечатление, просто растерялись. Как выяснилось, многие банкиры не умеют, да никогда и не умели кредитовать реальный бизнес, а теперь порой выставляют совершенно дикие требования заемщикам, требуя от них каких-то немыслимых обеспечений и гарантий. Возможно, роль большинства банков в России сведется к обслуживанию государственных финансовых потоков и оказанию услуг, а финансированием бизнеса станут заниматься совсем другие структуры, например, региональные фонды поддержки промышленности. Их требования к качеству проектов, конечно, жесткие, но в целом вменяемые.

В целом же получается, что российская экономика в настоящее время переживает еще один переходный период. Если ранее ей надо было приспосабливаться к низким ценам на нефть, снижению платежеспособного спроса, исчезновению доступных западных денег, то сейчас на повестке дня — привыкание к минимальной инфляции, ужесточающемуся государственному контролю в финансовой сфере, широкому внедрению информационных технологий наконец. Проходит все это, естественно, тяжело, отсюда — и низкие темпы экономического роста, и заявления многих дистрибьюторов о стагнирующем или продолжающем сужаться спросе на металлопродукцию.

Между тем, возможности для резкого ускорения роста у нас просто огромные! Перед российской промышленностью стоит грандиозная задача модернизации, перехода на новый технологический уклад, качественного повышения производительности труда. Впереди масса работы по обновлению и расширению транспортной инфраструктуры, благоустройству больших и малых городов, улучшению качества жизни населения.

Но все это выдвигает требования не меньшего масштаба к обеспечению всех этих мероприятий, начиная от создания новых механизмов финансирования проектов и заканчивая, например, подготовкой кадровых и управленческих ресурсов. Кстати, в связи с этим недавняя инициатива с конкурсом «Лидеры России» приобретает безусловно стратегическое значение.

Конечно, неуютно обитать на вокзале, жить лишь сегодняшним днем в условиях постоянной нестабильности или стоять на развилке, откуда открывается много путей, и все теряются в тумане. Зато у нас есть возможность пойти именно в нужном направлении!

Другие материалы о российском и мировом рынке стали читайте в разделе «Аналитика».

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 659

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter